«Если говорить об оборонзаказе-2011, то ситуация самая тяжелая за последние 13 лет»

29 сентября 2011
Коммерсантъ. 2011. 29 сентября. №182 (4723)

Контракты между Минобороны и Объединенной судостроительной корпорацией (ОСК) в рамках гособоронзаказа на 2011 год (ГОЗ-2011) являются единственными, проблемы с заключением которых Минобороны официально признало. Президент ОСК Роман Троценко рассказал корреспонденту «Ъ» Ивану Сафронову-мл., в чем, на его взгляд, кроется проблема.

— Чем вызван конфликт между ОСК и Минобороны?

— Это конфликт интересов между продавцом и покупателем. Для рынка — это нормальная ситуация: один хочет купить дешевле и больше, другой — продать дороже и меньше. Но в данном случае сталкиваются другие интересы. Нужно и обеспечить поставки продукции в вооруженные силы, и поддерживать жизнедеятельность национального оборонно-промышленного комплекса. Военные корабли являются самым сложным и дорогим видом вооружений, согласование их цен представляет сложную задачу. Если говорить о ГОЗ-2011, то ситуация, пожалуй, самая тяжелая за последние 13 лет. По итогам девяти прошедших месяцев мы имеем незаключенные контракты и, как результат, не полученные предприятиями денежные средства. То есть фактически девять месяцев предприятия жили и осуществляли строительство кораблей, используя либо собственные средства, либо кредитные, потому что остановить производство попросту невозможно. К началу сентября эти средства оказались на исходе, и ситуация реально стала критической.

— А в чем вы видите причину?

— Причина — изменения в порядке контрактации по ГОЗ, проведенные Минобороны. Сразу оговорюсь, что изменения в системе ГОЗ назревали давно и были необходимыми. Первый период закончился два года назад — тогда контрактация осуществлялось Главкоматом ВМФ. И заказывающие управления, и управления, согласующие цены, находились в нем и опирались на данные военной приемки. Эта система была неэффективной в силу отсутствия финансового контроля, да и совмещение в одних руках функций и заказчика, и контролера приводило к злоупотреблениям. До мая этого года действовала другая схема: техзадание на вид вооружения оформлялось Главкоматом, цены определялись межведомственными комиссиями с участием представителей Минобороны, Главкоматов, промышленности и подписывались первым замминистра обороны. С позиции Минобороны данная схема не полностью отражала интересы военных и не имела системы анализа ценообразования. Новая же схема контрактации, переход на которую был озвучен лишь в мае-июне, состоит в том, что документы по калькуляции на заказ должны получить экспертное заключение в департаменте ценообразования Минобороны, а договоры должны быть выверены юридическим департаментом. Главкомат только согласовывает техпроект, после чего контракт подписывается. Эта схема более современная, но и более сложная, ведь нормативной базы для осуществления анализа цен пока не создано, и в этих условиях многие подходы носят субъективный характер. Мы видим, что цена на электроснабжение за год выросла на 20%, на металл — на 30%, заработная плата — на 10%. Минобороны предлагает сейчас использовать нам дефлятор в районе 1-2% в год. Применение такого подхода для нас сродни экономическому самоубийству. Мы предлагаем использовать хотя бы дефляторы Минэкономразвития (6-7%.— «Ъ»). Вся причина сложностей с ГОЗ-2011 упирается в отсутствие нормативной базы при одновременном преобразовании всей системы.

— А кредитная схема, примененная в этом году впервые, как-то помогла ОСК?

— Кредитная схема была вынужденной в связи с недостаточностью объемов финансирования в первые три года реализации ГПВ-2020. Но, конечно же, она существенно усложнила получение промышленностью денежных средств. Если раньше речь шла просто о получении средств от Минобороны, то теперь идет разговор, что после подписания контрактов, которые, кстати, еще не все подписаны, предприятие должно согласовать с банком условия кредитования и подписать договор. Для этого нужно пройти процедуры в кредитном комитете, потом должно выйти постановление правительства о предоставлении госгарантии и только тогда деньги могут быть получены. Данная схема в 4-5 раз сложнее и куда более затратная по времени.

— Это не напоминает вам ситуацию с сорванным ГОЗ-2010?

— Нет. Ситуация иная. По нашей оценке, проблемы с выполнением ГОЗ прошлого года были связаны с двумя другими факторами. Во-первых, с плохим планированием промышленности сроков выполнения крупных проектов, когда заранее закладывались неоправданно оптимистичные показатели без учета возросшей сложности проектов, например, строительство АПЛ четвертого поколения. Во-вторых, проблемы со своевременной оплатой заказов со стороны военных в прошлые годы, которые приводили к задержкам в сдаче заказов. Это было завершение старого нездорового принципа: вы делаете вид, что платите, мы — что строим. Тем не менее я хочу отметить, что эта практика осталась в прошлом.

— С приходом нового первого замминистра в лице Александра Сухорукова этот вопрос станет решаться легче?

— Полагаю, что эта должность и эта функция объективно востребована. Мы рассчитываем, что теперь появится возможность двигаться быстрее.

— А каким для вас представляется выход из сложившейся ситуации?

— Нам предстоит определить единые подходы, справедливые и для заказчика, и для исполнителя, закрепив их в документах, инструкциях и регламентах. А это очень большая работа. Вообще, инициированное Минобороны детальное рассмотрение калькуляций по каждому заказу в целом является полезным для промышленности — это стимулирует предприятия к большей финансовой дисциплине и прозрачности. В этом наши взгляды совпадают.

Иван Сафронов-мл.

Предыдущие публикации

Возвращение Крыма в состав России предприятия ОПК полуострова, в частности, судостроительные и судоремонтные, которые в украинские времена фактически умирали из-за отсутствия оборонных заказов, восприняли с воодушевлением и надеждой на скорое возвращение их в строй. И действительно, за последние несколько лет жизнь крымской корабельной оборонки преобразилась: стали поступать заказы на новые корабли и ремонт и сервисное обслуживание уже находящихся в боевом составе Черноморского флота. Чем живет сегодня крымская корабелка, какие проблемы и задачи стоят перед ней, в интервью РИА Новости рассказал Игорь Дрей, директор старейшего в Крыму судоремонтного предприятия "Севастопольский морской завод", которое в этом году отметит свое 235-летие.

12 марта 2018

Все меньше времени остается до введения в строй одного из самых сложных инфраструктурных проектов современной России – Крымского моста. Его возведение стало важным событием не только для судоходной, но и для судостроительной отрасли. Дело в том, что ключевую часть моста – два огромных арочных пролета над судоходной частью – предстояло доставить к месту назначения на специальных плавопорах. Право строить эти понтоны было доверено Севастопольскому морскому заводу. С задачей предприятие справилось на "отлично"! Сами работы окончились еще прошлым летом, но всегда интересно узнать из первых уст, как происходили веховые события. Поэтому сегодня мы публикуем эксклюзивный репортаж, подготовленный по нашей просьбе пресс-службой Севастопольского морского завода. Из него вы узнаете, как шло строительство этих плавопор.

14 февраля 2018

Генеральный директор судостроительного завода "Северная" верфь" Игорь Пономарев рассказал в интервью РИА Новости о предстоящей модернизации завода, сроках сдачи строящихся военных кораблей, а также о перспективе строительства фрегатов нового поколения и эсминцев.

5 февраля 2018