325 лет флоту. Россия - морская держава

«Щит, прикрывающий родину». О победе в Невской битве рассказывают материалы Президентской библиотеки

15.07.2021

15 июля 1240 года у впадения реки Ижоры в Неву святой благоверный князь Александр Ярославович одержал блестящую победу над шведами в битве, давшей ему имя, с которым он вошёл в историю России – Невский. За свою жизнь великий полководец не проиграл ни одного сражения.

В электронной коллекции Президентской библиотеки «Александр Невский (1221–1263)» можно найти немало интересных фактов об эпохе, правлении и деяниях князя – небесного покровителя Санкт-Петербурга.

1.jpg

Согласно историческим сведениям, Александр родился 800 лет назад, в 1221 году в Переславле-Залесском и был вторым сыном князя Ярослава Всеволодовича. В те суровые времена мальчикам приходилось рано взрослеть, и в 4 года Александр прошёл обряд «княжеского пострига». «Пострижение было как бы символом признания прав личности за постригаемым: с момента пострижения он становился мужем, гражданином. <…> Сыновья князей постригались обыкновенно епископом… После совершения обряда отрока сажали на коня. Это означало его будущую самостоятельность. В руки давали оружие, обыкновенно со стрелами – это указывало на обязанность князя защищать родину от внешних врагов», – описал этот обряд историк, протоиерей Михаил Хитров в книге «Святой благоверный великий князь Александр Ярославич Невский» (1899). Согласно преданию, постриг Александра Ярославича происходил в Преображенском соборе Святого Спаса в городе Переславле-Залесском. Совершил обряд сподвижник великого князя Юрия Всеволодовича епископ Симон.

Как говорится в издании «Жизнь святого благоверного великого князя Александра Невского в иночестве Алексия» (1853), «под влиянием разнообразных испытаний и лишений в юном князе… образовался всегда отличавший его характер твёрдаго мужа – христианина, который в жизни видит труд, а не средство к самоуслаждению и покою, и готов на всякий подвиг, как бы ни был он тяжёл, лишь бы только служил к спасению души и благу ближних».

Михаил Хитров рассказывает о понимании Александром Невским ответственности перед своим народом: «…вся Западная Европа в XII и XIII веках превращается в огромный вооружённый лагерь, высылающий на православный Восток многочисленныя армии. <…> Александр Ярославич во всём объёме сознавал всю опасность, всю ответственность своего положения. Он знал, что он должен быть щитом, прикрывающим родину, уже обессиленную татарами, от других более опасных врагов. <…> Распространяя своё владычество и католическую веру в Финляндии, шведы становились всё более и более опасными для Новгорода».

Когда новгородцы получили весть о наступлении неприятеля, войска шведов, в составе которых также были норвежцы и представители финно-угорских племён, под командованием Биргера Магнуссона уже дошли по Неве до устья Ижоры и расположились лагерем в более чем ста верстах от Новгорода.

«Вслед за тем сам Биргер прислал послов своих в Новгород с дерзким, по своему тону, известием: „аще можеши противитися мне, то есм зде уже пленю землю твою“», – писал епископ Кирилл (Василий) Наумов в книге «Жизнь святого благоверного великого князя Александра Невского, в иночестве Алексия» (1852).

Медлить было нельзя, и Александр решает выступить в бой со своей небольшой дружиной, новгородским ополчением, а также дружиной ладожан.

Приняв благословение от новгородского архиепископа Спиридона, русская дружина под предводительством Александра выступила в поход. Молодой князь со своим войском двинулся вниз по реке Волхов к Ладоге и 15 июля в 11 часов утра внезапно атаковал не охранявшийся лагерь шведов.

Как и в других битвах, ему помог талант полководца, о котором написал священник Николай Воскресенский в небольшом издании «Святый благоверный великий князь Александр Невский»: «Вдохновенный вождь, он умел вдохновлять народ и войско. Он никогда не смущался даже и тем, что его ратная сила была ничтожна в сравнении с силою неприятельскою, и действовал быстро, с живейшею верой в своё святое дело и геройство своих богатырей: решительный и неустрашимый дух его как бы непосредственно передавался его дружине».

Михаил Хитров в уже упомянутом жизнеописании князя Александра рассказал о ходе сражения: «Прежде чем враги успели опомниться, русские дружным натиском ударили на них. Как Божия гроза, впереди всех пронёсся в средину врагов юный князь и… увидал своего страшнаго врага. С неукротимой отвагой бросившись на Биргера, он нанёс ему тяжёлый удар по лицу, – „возложил ему печать на лицо“, по выражению летописи. Русская дружина прошла, избивая смятенных неприятелей, через весь стан. Вражеское полчище бросилось к берегу и спешило укрыться на корабли. Однако, лучшая часть ополчения успела оправиться от внезапного удара, и в разных концах обширнаго лагеря закипел упорный бой, продолжавшийся до ночи. Но дело врагов было уже проиграно безвозвратно. Новгородцы овладели боем».

«Тёмная ночь спасла остатки неприятелей, но много их легло на месте. <…> Шведы… набросали три шнеки (судна) трупами своих убитых воевод и потопили всех их в море… Урон с нашей стороны был едва заметен», – отметил в книге «Сказание о подвигах святого благоверного великого князя Александра Невского» (1897) писатель Иван Ремезов.

Победа в Невской битве сохранила для Новгорода берега Невы и Финского залива и возможность торгового обмена Руси с Западом. В тяжёлое время всеобщей подавленности и смятения русский народ в победе Александра Невского увидел возрождение былой славы русского оружия и предзнаменование своего будущего величия.

В память об этой победе в Петербурге в 1710 году Петром I был основан Александро-Невский монастырь (сейчас лавра).