325 лет флоту. Россия - морская держава

Навстречу юбилею Пролетарского завода

29.03.2021

В этом году исполнится 195 лет со дня создания Пролетарского завода. Он вступил в строй в 1826 году под именем Александровский литейный завод и стал одним из индустриальных старожилов Санкт-Петербурга.
Представляем статью о первом директоре предприятия Матвее Егоровиче Кларке, опубликованную в книге «Их назначало время. Очерки о директорах». Автор – Полина Борисовна Кривская, залуженный работник культуры Российской Федерации, Директор музея истории ПАО «Пролетарский завод».

Знакомясь с историей Пролетарского завода, мы обратили внимание, что немало статей и книг на эту тему вышло под именем П.Б.Кривской. Заинтересовавшись, первым делом отправились в Музей предприятия, где нам удалось узнать много интересного. Но главным открытием стало знакомство с Полиной Борисовной Кривской – хранителем истории завода, человеком во всех смыслах уникальным. Музей истории Пролетарского завода создан в 1968 году – 53 года назад. И более 30 лет его возглавляет П.Б.Кривская. Её стараниями сохраняется память о заводчанах и их достижениях – модели построенных судов, чертежи, документы, фотографии. Полина Борисовна проводит увлекательнейшие экскурсии, среди ее гостей часто бывают школьники и студенты. Особый интерес она проявляет к научным исследованиям, а еще с удовольствием делится результатами своих изысканий в бесчисленных публикациях.

Книга «Их назначало время», написанная П.Б.Кривской  (соавтор - В.А.Богач), рассказывает о плеяде директоров Пролетарского завода, оставивших наиболее заметный вклад в его истории. Среди них особое место занимает М. Е. Кларк. Это при нем проходило становление завода, спускались на воду первые отечественные пароходы и строилась первая подводная лодка по проекту Карла Шильдера, кроме того, заводчане активно участвовали в реставрации Зимнего дворца, создавали конструкции и металлический декор для архитектурных сооружений Санкт-Петербурга.

КЛАРК Матвей Егорович

Развитие Петербурга как крупного индустриального центра России – особый аспект истории нашего города. Ведь изначально Петром I Санкт-Петербург закладывался не только как «парадиз», но и как мощный индустриальный оплот страны. Первыми промышленными заведениями стали Адмиралтейская и другие верфи, литейный и пушечный дворы и целый ряд машиностроительных заведений, небольших мастерских и мануфактур, обслуживающих бурно строящийся город. Со временем ряд предприятий видоизменялся, некоторые производства перепрофилировались, многие исчезали навсегда, а вместо них появлялись новые, более мощные. Постепенно на смену мануфактурному производству пришло фабрично-заводское. Одним из старожилов нашего города стал заработавший в полную мощность в 1826 году Александровский завод.

«Век XIX, железный», – писал А. Блок, и это соответствовало действительности. Именно в это время

начался промышленный бум в Российской империи, в первой половине века появились талантливые ученые, инженеры, промышленники. Многие из них были иностранцами по происхождению, но честно и преданно служили России. К этой плеяде можно отнести А. Бетанкура, П. Базена, Ч. Гаскойна, Ч. Берда, А. Вильсона. Первый директор Александровского завода Матвей (Мэтью) Кларк родился в 1776 году в Шотландии. Прибыл он из Англии в Россию в 1786 г. вместе с отцом, Джорджем Кларком, смотрителем Кронштадтского завода, сподвижником известного металлурга и промышленника Чарльза Гаскойна. В службу по Горному ведомству М. Кларк вступил в 1792 г. модельным и литейным мастером на Кронштадтском заводе. В дальнейшем, работая на Александровском пушечном и Адмиралтейских Ижорских заводах, проявил себя как способный инженер, конструктор и знаток чугунолитейного производства. В 1811 г. был определён смотрителем Санкт-Петербургского литейного завода (на Петергофской дороге, там, где ныне находится Кировский завод), производящего продукцию по заказам военного ведомства и изготавливавшего металлические украшения для многих архитектурных ансамблей в Санкт Петербурге и его пригородах.

Уже в эти годы завод, которым управлял М. Кларк, отличился, создавая решетку Аничкова дворца, чугунные мостики в Царском Селе и Павловске, конструкции для Львиного и Банковского мостов, скульптуры для усадьбы графа А.А. Аракчеева в Грузино. В эти же годы на заводе было изготовлено оборудование для ряда военных поселений, паровая машина для монетного двора и даже уникальный аппарат по получению газа для газового освещения, на который М. Кларк получил привилегию (патент). Особенное одобрение получили созданные на заводе по воле императора Александра I по проекту В.П. Стасова знаменитые ворота «Любезным моим сослуживцам», воздвигнутые на юго-восточной границе Екатерининского парка Царского Села. Вот что писал известный журналист П. Свиньин: «Кларк... занимавшийся отлитием колонн сих, совершил оное с искусством и благоразумием, делающим ему честь; но сам он сознается, что успехом своим весьма много обязан необыкновенному проворству и ловкости русских работников». В марте 1822 года министр финансов Е.Ф. Канкрин в докладной записке на высочайшее имя не преминул заметить: «...Смотритель Санкт-Петербургского завода Кларк особенным усердием и способностями довел заведение сие до того совершенства, что оно сделалось образцом для других горных заводов по отливке из чугуна, как в большом, так и в самых малых видах».

В 1824 г. Санкт-Петербургский литейный завод сильно пострадал от наводнения, в связи с чем было решено перенести его на более защищенное от наводнений место на Шлиссельбургском тракте. В 1825 г. Кларк был назначен членом комиссии по построению нового литейного завода (на 7-й версте Шлиссельбургского тракта), названного впоследствии Александровским, и принимал самое деятельное участие в его возведении. Именно благодаря стараниям М. Кларка на новом заводе была выстроена судостроительная верфь с каналом в Неву и уникальный литейный цех, который не имел себе равных в России: площадь его достигала 2000 м2, а внутри была устроена литейная яма для отливки крупных изделий весом до 5000 кг. Через три месяца после торжественного пуска завода, на котором присутствовал министр финансов Е.Ф. Канкрин, в декабре 1826 года Кларка назначили директором, а завод был назван Александровским в честь императора Александра I.

М. Кларк внес существенный вклад в оснащение Александровского завода самым современным и совершенным для того времени оборудованием. Будучи способным инженером, он участвовал в проектировании и руководил изготовлением и монтажом большинства выпускаемых изделий, а диапазон продукции был тогда весьма широк. Помимо заказов для морского и военного ведомства, палаты мер и весов для Министерства Финансов, здесь производилось оборудование для многих казенных и частных предприятий и выполнялись заказы для городских потребностей Петербурга. С 1827 по 1837 годы, при личном участии Кларка, на верфи Александровского завода строили пароходы, землечерпательные паровые суда, в том числе и подводные лодки по проектам военного инженера К.А. Шильдера.

В 1830 году на пароходе «Нева» постройки Александровского литейного завода М. Кларк, чтобы доказать пригодность судна для длительного морского плавания, отправился с командой, созданной из александровцев, в первый в истории парового флота поход вокруг Европы из Балтийского в Чёрное море. А в 1834 году на Александровском заводе по чертежам инженера генерал-адъютанта К.А. Шильдера и при непосредственном инженерном участии М.Е. Кларка, к тому времени хорошо изучившему мировой опыт подводного судостроения, была выстроена первая отечественная металлическая субмарина. Это подводное судно не только опускалось с командой 8-10 человек на глубину до 13 метров под воду, но и было оснащено специальным устройством, способным поражать вражескую цель из-под воды. Недаром её и сегодня называют первым отечественным ракетоносцем.

Следует отметить, что ряд интересных судостроительных проектов на Александровском заводе, к сожалению, не был осуществлён. Побывав во время похода парохода «Нева» в Англии и ознакомившись с состоянием кораблестроения в этой в то время самой передовой морской державе, М.Е. Кларк предложил правительству строительство на Александровском заводе мощного военного корабля. Но, к сожалению, как порой случается и ныне, судно решили приобрести за рубежом. «Не было ни малейшей нужды заказывать постройку парохода за границей, когда есть уже отечественные заведения, где искусство судостроения и приготовления механизмов доведено и ныне до желаемого совершенства, а в скором времени смогут соперничать и с самыми лучшими заграничными», – писал с горечью в своем докладе в департамент первый директор Александровского завода М.Е. Кларк.

В области строительства техническая контора Александровского завода под руководством первого директора, совместно с архитекторами К.И. Росси и В.П. Стасовым, впервые разработала и внедрила металлические конструкции, необходимые при постройке дворцов и общественных зданий. Оригинальностью технического замысла отличались металлические перекрытия над зрительным залом Александрийского театра. При восстановлении Зимнего дворца после пожара 1837 года были широко применены новаторские эллиптические балки перекрытий больших пролетов залов и несущие конструкции кровли. С именем Матвея Егоровича Кларка связана и деятельность завода по изготовлению металлического декора для множества архитектурных сооружений, построенных в Петербурге и его окрестностях в первой половине XIX века: Московских и Нарвских триумфальных ворот, Египетских в Царском Селе, Николаевских в Павловске; чугунных мостов через Мойку (1-го Инженерного, Народного, Мало-Конюшенного, Театрального, Певческого). Многие памятники из возведённых в те годы не только создали неповторимый облик Санкт-Петербурга, но и стали символами нашего города: так, всемирно известны украшения для арки Главного штаба, сторожевые львы на Адмиралтейской набережной или, например, Спасо-Преображенский, Троице-Измайловский и Смольный соборы.

Чтобы наилучшим образом воплотить художественные замыслы зодчих, Кларку с единомышленниками приходилось решать сложнейшие технические и технологические задачи. В 1841 году через Екатерининский канал был построен первый в Петербурге стальной мост балочной конструкции — Никольский. Автором конструктивной части этого уникального сооружения стал Кларк. Являясь авторитетным специалистом, членом многих технических комиссий, он постоянно сотрудничал с выдающимися инженерами, архитекторами, скульпторами того времени. С 1824 г. по Высочайшему распоряжению М. Кларк осуществлял присмотр за механической службой Санкт-Петербургского Арсенала. Признание его инженерного дарования способствовало назначению Кларка в 1825 году членом ученого комитета по Горной и Соляной части.

Большую подготовительную работу провели александровцы по подготовке первой промышленной (мануфактурной) выставки в России в 1829 году; работами руководил директор Александровского завода, являясь с 1828 г. членом Мануфактурного совета. Также большой вклад внес Матвей Егорович в становление Технологического института, будучи членом Учебного комитета этого высшего технического заведения. На протяжении нескольких лет он заведовал механическими мастерскими института, а побывав в 1830-31 годах за границей, закупил для технических лабораторий оборудование.

Хочется отметить, что еще в 1817 году Матвей Кларк стал членом престижного Английского собрания, членами которого были многие выдающиеся люди России, в том числе и А.С. Пушкин.

Активная деятельность М.Е. Кларка на благо России не оставалась незамеченной. Он неоднократно повышался в чине, службу закончил в звании обер-берггауптмана 4-го класса (генеральский чин), был награжден орденами: Св. Станислава 1-й и 2-й ст., Св. Владимира 3-й ст. и Св. Анны 2-й и 3-й ст. с алмазами, а также золотой медалью «За участие в возобновлении Зимнего Дворца» и бриллиантовым перстнем за труды по сооружению Нарвских триумфальных ворот.

К 1842 году глобальные работы по реставрации Зимнего дворца, которые осуществлял завод после пожара 1837 года, закончились. Занятый этими и другими государственными заказами, завод растерял прежних частных заказчиков, оказался незагруженным. Директор Александровского завода, опираясь на свои заслуги перед Россией, неоднократно обращался к правительству с просьбой передать заводу заказы для намечавшегося тогда в Петербурге строительства водопровода. Также он просил запретить ввоз паровых машин из-за границы, надеясь получить новые выгодные заказы, чтобы заполнить мощности завода. Созданная по просьбе М. Кларка комиссия предложила ему урезать расходы и сократить управленческий штат, то есть принять меры, не решающие главного вопроса. Кларку в это время было уже 67 лет. Он чувствовал, что устал от административной деятельности, и ему хотелось более эффективно использовать свои инженерные знания и опыт. 13 апреля 1842 года он отправил письмо на имя министра финансов Е.Ф. Канкрина, в котором писал, что «желая преимущественно продолжать службу мою с пользою по части искусственной и технической, я принял смелость всепокорнейшее просить Ваше сиятельство по уважению преклонных моих лет, на будущее время оставить в непременной моей обязанности собственно искусственную и техническую часть по действию завода, на тех же правах и на том же самом основании, как состоит за мною ныне управление Александровским Литейным Заводом, а за сим хозяйственную и вообще счетную и письменную часть поручить по усмотрению Вашего Сиятельства другому лицу». 25 мая указом Сената просьба Матвея Егоровича Кларка была удовлетворена. Кларк был уволен с должности директора Александровского литейного завода и причислен к Главному управлению Корпуса Горных инженеров в качестве технического консультанта, при этом часть работ по Александровскому заводу была оставлена за ним. Новым директором завода был назначен полковник корпуса морских инженеров И.А. Фуллон.

После увольнения с должности директора завода Кларк продолжал службу при Департаменте Горных и Соляных дел по технической части до 1846 года. Он был хорошим семьянином: имел трех сыновей и четырех дочерей. Помимо казенной квартиры при Александровском литейном заводе, Матвей Егорович имел до 1844 года дачу на Петергофской дороге (Старо-Петергофский пр-т, 40). А с 1844 г. до смерти он проживал на собственной даче, расположенной на Шлиссельбургской дороге неподалеку от Александровского литейного завода. По некоторым архивным документам можно предположить, что земли, на которых частично находился завод «Экономайзер» (сегодня — ПАО «Пролетарский завод»), принадлежали его семье. Похоронен М.Е. Кларк на Тентелевском кладбище, ныне не сохранившемся.


Фото предоставлены Музеем истории Пролетарского завода.