325 лет флоту. Россия - морская держава

Пионеры подводного кораблестроения

23.03.2021

О том, как создавались проекты первых отечественных субмарин, рассказывают документы из фондов РГАВМФ. Они составлены Иваном Григорьевичем Бубновым – главным конструктором русских подводных лодок начала ХХ века.

К строительству первых боевых субмарин в России приступили еще до указа Николая II от 19 марта 1906 г. о создании подводного флота. В 1901 г. в структуре морского ведомства была создана специальная комиссия для проектирования, руководства постройкой и испытаниями подводных лодок. От даты ее образования ведет свою историю Центральное конструкторское бюро морской техники “Рубин”. В комиссию вошли старший помощник судостроителя Иван Григорьевич Бубнов, старший инженер-механик Иван Семенович Горюнов и лейтенант Михаил Николаевич Беклемишев. Именно они придумали первые боевые лодки «Дельфин» и «Касатка», положившие начало серийному производству отечественных лодок в начале ХХ века.

И.Г. Бубнов (1872-1919 гг.) с отличием окончил кораблестроительный факультет Санкт-Петербургского технического училища морского ведомства. После этого три года проработал на казенной верфи «Новое адмиралтейство». А в 1896 г. столь же успешно закончил курс обучения в Морской академии, где талантливого инженера оставили преподавать строительную механику корабля. В 1901 г. Ивана Григорьевича назначили главным строителем подводных лодок на Балтийском судостроительном заводе. Через восемь лет, в 1909 г. он стал профессором кораблестроительного факультета Санкт-Петербургского политехнического института, а спустя год – профессором Морской академии.

Лодка «Дельфин» строилась на Балтийском заводе. В 1904 г. она была передана флоту. На ней же впервые начали проходить подготовку моряки-подводники под руководством М.Н.Беклемишева, его еще называли «русским капитаном Нэмо». Уже первые испытания подтвердили возможность самостоятельной постройки подводных лодок на отечественных заводах. Но первенец требовал доработки. И.Г.Бубнов и М.Н.Беклемишев продолжили улучшать конструкцию и вооружение лодок, в последствие разработав более совершенные проекты (в том числе лодки «Окунь», «Макрель», «Минога», «Морж», «Акула», «Барс»).

Главное беспокойство И.Г.Бубнова вызывали взрывы бензиновых паров, вызывающие пожары на лодках. Именно он предложил отказаться от пожароопасных бензиновых двигателей и заменить их безопасными и эффективными моторами конструкции Рудольфа Дизеля, работающих на нефти. Также потребовалось решать вопрос с торпедными аппаратами, которые нередко давали осечку. Об этом идет речь в публикуемых документах. Рапорт И.Г.Бубнова от 19 августа 1906 г. написан им от руки и адресован Главному инспектору кораблестроения. На тот момент эту должность занимал Ксаверий Ксаверьевич Ратник – генерал-лейтенант, бывший управляющий, а затем начальник Балтийского завода, создатель многих кораблей Российского императорского флота конца XIX - начала XX века, в том числе «Авроры».

Несмотря на некоторые конструктивные недостатки первых российских субмарин, они сыграли выдающуюся роль в становлении отечественного подводного кораблестроения. Технические решения, предложенные И.Г.Бубновым, послужили основой для многих будущих подводных аппаратов.


Записка И.Г. Бубнова Заведующему подводным плаванием Э.Н. Щенсновичу

(Орфография и пунктуация автора сохранены)

№ 379

15 сентября 1905 г.

В Январе сего года мною совместно с Капитаном 2 ранга Беклемишевым был представлен проект подводной лодки в 380 тон. водоизм., который и был одобрен к постройке журналом Морского Техническаго Комитета от 3 мая сего года за № 5. На этом проекте были предположены два бензиновых двигателя по 600 Н.Р. и малый бензиномотор Панара для заряжения аккумуляторов.

Употребление бензина как топлива допускалось до сих пор на наших лодках, но неоднократные случаи пожаров и взрывов указывают на необходимость перейти к более тяжелому топливу – нефти. Из двигателей работающих на этом топливе лучшими считаются двигатели Дизеля, но до сих пор громоздкость и вес их делали совершенно не возможным применение этих двигателей на лодках, хотя выносливость их в работе и чрезвычайная экономичность (менее ½ фунта на силу-час) ставят их весьма высоко по сравнению со всеми другими подобными двигателями. Разработка этого вопроса совместно с инженерами завода Нобеля дала возможность применить этот двигатель на проектируемой лодке, установив два мотора в 600 и 300 сил поставленных на один вал.

Чтобы уменьшение силы двигателей (бензиномоторы были проектированы на 1200 Н.Р) не повлияло на скорость придется уменьшить диаметр лодки приблизительно на фут, а водоизмещение до 360 тонн, отказавшись от деревянной обшивки. Все же остальныя качества лодки (скорость, район действия, прочность корпуса и проч.) остаются без изменения.

Кроме того на лодке вместо шести минных аппаратов Джевецкаго и одного подводнаго, будут установлены 4 подводн. минных аппарата для 45 с/м. мин при четырех запасных минах.

Система затопления будет несколько изменена, по образцу проектированной для малой лодки.

Корабельный Инженер Бубнов

РГА ВМФ. Ф. 421. Оп. 6. Д. 13. Л. 7-7 об.


Рапорт И.Г. Бубнова главному инспектору кораблестроения

(Орфография и пунктуация автора сохранены)

№ 597

19 Августа 1906 г.

Журналом Морского Технического Комитета по Кораблестроению от 3 Мая 1905 г. за № 5 был одобрен для постройки на Балтийском заводе проект подводной лодки в 380 тонн водоизмещением; на этом проекте для подводнаго плавания лодки было предположено поставить 2 бензиномотора по 600 НР. каждый.

         В виду общаго недовольства бензиновыми двигателями, и сам ясно сознавая их недостатки, вызывающие взрывы и пожары на лодках при неумелом обращении с моторами, я вошел в сентябре того же года в Технический Комитет с предложением о замене этих двигателей двумя моторами Дизеля в 600 и 300 НР, поставленных на одном валу, при чем потребовались некоторыя изменения в основных элементах лодки для сохранения той же скорости и района действия (докладная записка от 15 сентября 1905 г. № 381 на имя Главного Инспектору Кораблестроения).

         Журналом от 20 сентября 1905 г. за № 20 Технический Комитет одобрил предложенныя мною изменения и согласно резолюции Морского Министра на этом журнале приступлено было к постройке этой лодки.

В настоящее время при разработке детальных чертежей выяснилось, что постановка двух моторов на один вал вызывает следующие практические неудобства:

1)                В верхней части лодки над круговыми шпангоутами придется делать особую коробку над цилиндрами мотора, что может затруднить погружение лодки, т.к. будет нарушена симметрия носовой и кармовой частей.

2)                Изготовление фрикционной муфты в 900 НР на концы вала – возможно, но вызывает затруднения в виду ограниченности места.

3)                Намеченный трехцилиндровый двигатель не может быть вполне уравновешен.

4)                Трудно получить одинаково высокий коефициент полезного действия для винта с переменным шагом для полного надводного хода и для подводного плавания.

Указанные неудобства, а также многия другия, уничтожатся, если мы вместо двух моторов в 300 и 600 НР на одном валу поставим три четырехцилиндровых мотора по 300 НР на три отдельных вала, переговоры со специальными заводами (Нобеля в СПБ и MaсhinenFabrik – в Аугсбурге) выяснили все положительныя стороны таковой замены в отношении веса (три пуда насилу вместо трех с половиной), цены (разница до 10%) и удобства размещения моторов.

Ввиду вышеизложенного и прошу разрешения Вашего Превосходительства на указанные изменения в числе и расположении моторов Дизеля на лодки в 360 тонн.

Чертежи расположения моторов при сем прилагаю.

Корабельный Инженер Бубнов

РГА ВМФ. Ф. 421. Оп. 1. Д. 1677. Л. 17–18 об.