Алексей Рахманов: проекты авианосца у ОСК есть, а заказа ВМФ нет

24 сентября 2021
РИА Новости

Кораблестроительная отрасль России после периода безденежья в 90-е годы, стагнации в начале 2000-х вышла сегодня на ритмичное строительство боевых кораблей и подводных лодок для Военно-морского флота страны. В этом году корабелы должны передать флоту 10 кораблей, из которых семь – в оставшийся до нового года период. Рассказать о ходе строительства кораблей, сроках ремонта единственного в ВМФ РФ авианосца и планах на будущее отрасли руководитель профильной редакции РИА Новости Сергей Сафронов попросил генерального директора Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Алексея Рахманова.

– Алексей Львович, недавно прошла информация о том, что докование нашего единственного авианосца "Адмирал Кузнецов" сдвигается либо на конец 2021 года или переносится на 2022 год. Означает ли это, что и передача корабля флоту сдвигается на год?

– У нас по контракту все доковые работы должны завершиться к началу 2023 года, с этим все в порядке. Проблема в другом. Когда подписывался контракт на ремонт и модернизацию крейсера и определялся необходимый объем работ, то предполагалось, что выгрузке и ремонту подлежит только один газотурбинный агрегат из четырех. На сегодняшний день ситуация изменилась – оказалось, что ремонт необходим всем четырем агрегатам, а это еще суммарно 10-11 месяцев работ. Но и в этом случае, если не вскроются другие дефекты, в 2023 году мы корабль передадим флоту, как и планировалось.

– На стенде ОСК на форуме "Армия-2021" была выставлена модель нового большого десантного корабля "Кайман". Это новая версия проекта 11711?

– "Кайман" – это дальнейшее развитие идеи, представление проектанта, "Невского ПКБ", о том, как подобный корабль может выглядеть в будущем. Это боевая машина широкого применения, которая рассчитана на широкий спектр заказчиков, у которых есть различные требования по осадке судна, грузоподъемности, типажу техники.

– Лодка "Варшавянка" проекта 636.3, которая в различных модификациях строится уже более 40 лет, имеет будущее, или модернизационный ресурс у нее закончился?

– Конечно, лодки проекта 677 "Лада" имеют лучшие боевые характеристики и представляют из себя инновационный продукт. Но в случае "Лады" необходимо отработать перспективные системы, чтобы не получить долгострой и, соответственно, убытки. На головной лодке "Санкт-Петербург" сейчас как раз ведется доводка систем.

– А что еще на "Янтаре" можно строить кроме десантных кораблей?

– Есть программа строительства исследовательских судов, стоит серьезная задача по ледоколам. "Балтику" же построили на "Янтаре", есть планы по ледокольной платформе для "Газпрома". Будет продолжена программа строительства рыбопромыслового флота. У нас сомнений в загрузке "Янтаря" нет.

– Последний из шести фрегатов проекта 11356 до сих пор находится на "Янтаре". Какова его судьба?

– Корабли этого проекта показали себя в реальной работе, и инозаказчики проявляют к ним серьезный интерес. Уверен, что мы договоримся с ними о судьбе фрегата.

– Проект авианосца в каком состоянии находится?

– У нас достаточно наработок, которые могли бы пригодиться при строительстве корабля такого типа. Готовность наших предприятий в кооперации реализовать проект – полная. Однако заказа пока нет, а нет заказа, значит, нет проекта, нет стройки.

– Головной завод в этой кооперации уже определен? Это будет "Севмаш" или может, к примеру, дальневосточная "Звезда"?

– Головной завод определит заказчик. Это может быть и "Звезда", и "Балтзавод", и "Севмаш". У каждого свои плюсы и минусы, но опыт на стороне предприятий ОСК. Кроме того, Северная верфь способна построить три четверти авианосца. Но в любом случае это будет кооперация. Суммарно есть три возможные площадки: "Балтзавод" частично, "Северная верфь" частично и "Севмаш" целиком, но при этом у "Севмаша" есть два крупных недостатка: первый – у него нет крытых помещений для строительства, второй – Белое море замерзает, и мы теряем гибкость сроков спуска и достройки. Но корпуса – еще полдела, надо еще иметь документацию, а на ее разработку уйдет некоторое время.

– И за сколько же лет вы сможете построить авианосец с учетом готовой документации?

– Думаю, лет за восемь управимся.

– То есть весь проект займет порядка десяти лет?

– Скорее всего. Возьмите американцев: они строят свои авианосцы десять лет, причем у них они серийные. Все-таки авианосец – это апофеоз судостроительной мысли, целая армия на воде.

– За счет чего "Севмаш" сможет строить подлодки на год быстрей, ведь такую задачу вы поставили недавно заводчанам?

– По сути речь идет о внедрении двух современных технологий: технологии контроля качества стальных швов и стыковке секций корпуса с высокой степенью насыщения оборудованием, трубопроводами и кабельными трасами. В этом случае у нас есть возможность сократить сроки строительства. Пока этой схеме сопротивляются проектанты, потому что для них возникают дополнительные технологические риски.

Нужно насыщать секции по мере их строительства, и тогда можно будет сэкономить массу времени. То есть если сейчас лодка строится семь лет, должна – шесть, если пять – то четыре, если три – значит два. Везде минус один год.

– Проект "Лидер" еще существует?

– Вне зависимости от позиции ВМФ мы считаем, что для кораблей водоизмещением более восьми тысяч тонн наиболее оптимальным энергетическим решением является ядерная установка. Можно спорить, где точно находится этот водораздел – 8, 10, 12, 20 тысяч тонн, потому что есть еще газотурбинные энергетические установки, которые также эффективно решают вопросы в диапазоне от 10 до 20 тысяч тонн. Но дальше сюда вплетается история с автономностью, потому что газотурбинная установка хороша, но она "пьет", как кит. Поэтому здесь нужно принимать взвешенное решение, что нужно больше: скорость, простота строительства или автономность?

– Но сейчас такого проекта нет?

– У нас много проектов, и они у нас представлены. Строить такие корабли также будем в кооперации, в том числе и с "Балтзаводом". А кто будет головным? Скажу так – ОСК.

– Когда, кстати, ОСК окончательно переедет из Москвы в Санкт-Петербург?

– До 15 октября переедет. Сейчас в Петербурге заканчивается подготовка к лицензированию на право проведения работ со сведениями, составляющими государственную тайну, к этому времени будет закончен ремонт помещений для сотрудников, а также ремонт представительского офиса, где будем находиться и я, и председатель совета директоров, и будет переговорная зона представителей ВТС. В итоге 300 человек уедут в Питер, остальные 120 останутся в Москве.

– Обсуждается ли возможность вхождения в структуру ОСК кораблестроительного холдинга "Ак Барс" в Татарстане?

– Если бы перед нами поставили такую задачу – заняться этим активом – мы бы подошли к ней со всей серьезностью. Мне кажется, такие отрасли как космос, атомная энергетика, авиация и судостроение не могут жить в конкурентных условиях, аналогичных потребительскому рынку (где это обязательно). А для таких инвестиционно емких отраслей важна стратегия формирования национального чемпиона.

– Есть ли какой-то прогресс в создании анаэробной, воздухонезависимой установки (ВНЭУ)?

– Работы по созданию опытного образца ВНЭУ ведутся по линии Минпромторга. Сама установка уже создана, все физические принципы реализованы. В ближайшее время появится плавающая конструкция, будет протестирован реальный отсек.

– "Лада" проекта 677 не подойдет?

– ВНЭУ – это определенные требования к прочному корпусу. Если устанавливать на готовую лодку без ВНЭУ, надо что-поджимать, убирать, сокращать, а, возможно, в итоге придется менять и сам корпус. Это нецелесообразно.

– А проект "Калина" не подойдет, или его уже нет?

– Акцентирую внимание: мы не бросали ни один проект, который разрабатывали. У нас все положено на полочку, что называется, ниточка к ниточке. Но про ограничения относительно ВНЭУ я уже сказал.

– А что значит плавающая?

– У нас есть лабораторная установка, которая работает на земле, а у нас задача испытать ее и на воде. Две компании – "Рубин" и "Малахит" – занимаются разработкой установки, у каждой из них свои успехи, будем продвигать обе концепции.

– Когда же состоятся испытания на воде?

– Мне хотелось бы в этом году. Но если не получится, то в 2022 году точно покажем. Вопрос не простой, комплексный.

– Все ли планы по строительству военных кораблей в 2021 году будут выполнены? Каковы планы по ГОЗу на 2022 год?

– В этом году мы должны передать ВМФ 10 кораблей: в мае флот получил головной атомный подводный крейсер с крылатыми ракетами проекта "Ясень-М" – "Казань". В августе – судно тылового обеспечения "Всеволод Бобров" и базовый тральщик "Георгий Курбатов". До конца года наши предприятия завершат строительство еще четырех кораблей и ремонт трех.


Фото: РИА Новости / Григорий Сысоев

Предыдущие публикации

Военно-морской флот (ВМФ) России в год своего 325-летия пополнит свой состав десятью кораблями различного класса. До конца года на верфях предприятий, входящих в Объединенную судостроительную корпорацию (ОСК), состоится очередная закладка новых единиц.
О набранных темпах реализации крупных проектов по обеспечению ВМФ, воплощении передовых идей конструкторских бюро на стапелях верфей и о том, нужен ли нашей стране полноценный авианосец, рассказал в интервью ТАСС заместитель генерального директора ОСК по военному кораблестроению Владимир Королев.

23 сентября 2021

Тематика разработки подводных беспилотников является сейчас новым актуальным трендом наравне с традиционной работой по созданию перспективных подводных лодок. Какие разработки уже готовы к демонстрации заказчикам, над созданием каких сейчас работают конструкторы предприятия, рассказал руководителю профильной редакции РИА Новости Сергею Сафронову заместитель руководителя ЦКБ МТ "Рубин" Андрей Баранов.

21 сентября 2021

Масштабная кораблестроительная программа реализуется здесь с 1939 года. За свою историю завод передал Военно-Морскому Флоту страны 134 атомные подводные лодки, 40 дизельных подводных лодок и 45 надводных кораблей. Севмаш дал жизнь кораблям, установившим рекорды подводной скорости, глубины погружения, подводного водоизмещения. Атомные ракетоносцы, созданные корабелами предприятия, стали основой морской составляющей ядерных сил России. О реализованных и перспективных проектах предприятия, импортозамещении, роботизации и традициях северодвинской верфи – в интервью генерального директора АО «ПО «Севмаш» Михаила Будниченко.

17 сентября 2021