День кораблестроителя

29 июня 2021
Общественное телевидение России

Марина Калинина: Здравствуйте. Я Марина Калинина, продолжается программа «ОТРажение», это прямой эфир. Несколько раз в этом году мы показывали программы о судостроении, о людях, которые строят суда, корабли и различные виды плавсредств. И сегодня, сегодня у них профессиональный праздник, День кораблестроителя. Именно в это время мы хотим поговорить об этих людях, о том, чего мы добились, чего мы достигли в кораблестроении, какие у нас есть победы, какие у нас есть промахи, к чему стремиться, какие перспективы и так далее.

Давайте посмотрим небольшой сюжет, который сделал мой коллега Александр Чиженок в Санкт-Петербурге, это «Балтийский судостроительный завод», а потом будем говорить с генеральным директором «ОСК» Алексеем Рахмановым. Давайте смотреть.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Ну да, действительно, с одной стороны грустно, с другой стороны приятно. Приятно то, что к нам присоединился Алексей Рахманов, это генеральный директор «Объединенной судостроительной корпорации». Алексей Львович, здравствуйте.

Алексей Рахманов: Добрый вечер.

Марина Калинина: Во-первых, с праздником вас!

Алексей Рахманов: Спасибо большое.

Марина Калинина: Всех ваших коллег, всех тех, кто делает эти прекрасные корабли, ледоколы, подводные лодки и так далее, и так далее.

Вообще давайте немножко в историю окунемся, чтобы вот люди, которые нас сейчас смотрят, понимали. Вот День кораблестроителя – почему он отмечается сегодня и какая традиция? Буквально в нескольких словах.

Алексей Рахманов: Ну, вы знаете, на самом деле сегодня и в вашем ролике очень много говорили про традиции, про династии. Здесь с происхождением праздника мы тоже имеем дело с династией. Царь Алексей Михайлович в 1667 году 29 июня издал указ о начале строительства военных кораблей, которые, собственно, должны были направиться для охраны, сделано это было по просьбе купцов, торговых путей в низовьях Волги. Ну и, собственно говоря, для этой цели были приглашены голландские инженеры, которые помогли российским рабочим села Дединово Серпуховского района Московской области на сегодняшний день начать строить вот эти первые военные корабли. И собственно говоря, царь Петр когда комментировал необходимость создания флота, он очень четко сказал, что от отца своего Алексея Михайловича получил наказ развивать флот. Ну, я, может быть, неточно цитирую, пусть простят меня историки, но примерно все происходило ровно так.

Марина Калинина: Главное суть.

Алексей Рахманов: Государь Алексей Михайлович издал такой указ, ну и, собственно говоря, от этой даты мы числим начало кораблестроения, то есть всего того, что, наверное, правильнее называть истоками военно-морского флота. И при этом мы понимаем и отдаем себе отчет в том, что это дало толчок развитию огромного количества других сопредельных дисциплин. И в общем, в шутку мы называем этот праздник праздником импортозамещения, потому что...

Марина Калинина: Ха-ха-ха! Почему?

Алексей Рахманов: ...у голландцев перенимали и сами учились. В общем, голландцы, конечно, тоже повелись на российские привычки: по приданию, научились пить русскую водку, из-за этого корабль вышел, был спущен со стапелей и вышел, как у нас сейчас называется, на заводские ходовые испытания на год позже, ну и попался в лапищи Стеньки Разина, после чего и был по тому же приданию сожжен. Вот такая вот, может быть, не совсем славная история военного корабля, но тем не менее тот самый ореол, с которого начиналось российское кораблестроение, сегодня мы видим на шпилях Адмиралтейства в Петербурге, это стало символом города, это стало символом очень многих событий, которые происходят в Петербурге и связаны прямо или косвенно с судостроением.

Марина Калинина: Да. Алексей Львович, ну смотрите, мы с вами шесть программ провели по поводу различных направлений в судостроении. Вот что сейчас, давайте вот, чего мы достигли, где мы хромаем, какие у нас перспективы? Вот на сегодняшний день что, что кораблестроители, что судостроители на сегодняшний день достигли?

Алексей Рахманов: Вы знаете, когда я начинал работать в этой должности, кто-то мне сказал так: знаешь, если резко дернешь, сломается; если медленно дернешь, не поедет. И вот мне кажется, что, наверное, удалось одно и очень важное – мы сдвинули с мертвой точки судостроение, которое в 2007 году, до момента основания корпорации, находилось в состоянии, наверное, я бы даже сказал, тотальной стагнации. Финансирование было крайне случайным, большинство кораблей и судов гражданского флота производились за рубежом, поэтому сказать, что у нас было судостроение в полной мере этого слова, наверное, было нельзя. Поэтому это, наверное, мне кажется, это главное, что нам удалось сделать.

Причем давайте заметим, что вместе с судостроением мы с мертвой точки столкнули еще и огромный пласт промышленности производства компонентов, то есть это судовое машиностроение, это все, что связано с дельными вещами, это различного рода решения металлургические, где исторически в советские годы было заложено очень много, ведь тогда денег практически не считали, тогда важно было реализовать задачу. И вот из безвременья 2000-х гг. за этот период нам удалось вернуться к состоянию, близкому, наверное, к той точке, когда судостроение Советского Союза находилось в пике своего развития, это первое.

Марина Калинина: Ну смотрите, вы совершенно верно сказали про импортозамещение в самом начале. Вот мы сегодня насколько можем сами себя обеспечивать всеми комплектующими, которые необходимы для строительства судов? Или все равно мы как-то зависим?

Алексей Рахманов: По военным кораблям, я думаю, мы уже практически полностью импортонезависимы, если позволите такой термин. Все, что касается гражданских судов, нам, конечно, еще много что нужно сделать, начиная от судовых дизелей и кончая на самом деле огромным пластом современных технологий электродвижения, которые очень хорошо и активно развиваются в России, но для того, чтобы стать конкурентоспособными, нам нужно стать конкурентными не только в возможности сделать разовые образцы, но и показать возможности производства серийной продукции. Вот это на самом деле для всех для нас является на сегодня самой большой задачей.

Марина Калинина: Ага. Ну вы продолжайте, вы сказали про первое, а что там второе?

Алексей Рахманов: Второе. Посмотрите, сколько молодежи работает на наших верфях.

Марина Калинина: Очень много молодежи, ребята молодые, прямо вот это действительно очень приятно.

Алексей Рахманов: Они действительно относятся к тому, что они строят, как к своим детям. И без людей двинуться дальше ни в нашей, ни в какой другой отрасли коллективного труда практически невозможно. При этом вы видите, что ребята, в общем, растут и технологии растут вместе с ними. Они привносят каждый что-то, чуть-чуть, понемножку что-то новое, что-то улучшающее нашу эффективность, и наша задача как корпорации сделать так, чтобы их работа была более безопасной, более, скажем так, эффективной и, соответственно, чтобы они меньше уставали, но при этом работали более продуктивно. И вот для этого, собственно, мы проводим огромный объем работы, который касается производственной системы, внедрения различного рода инноваций, технологическое перевооружение, которое не делалось в гражданском судостроении многие годы.

Марина Калинина: Ну вот все-таки людям ближе, конечно, гражданское судостроение. Вот пишут нам из Самарской области: «Волга опустела за 30 лет оптимизации, ходят остатки старых советских судов». Вот что с этим?

Алексей Рахманов: Ну, вы знаете, на сегодняшний день, мне кажется, здесь работа не только нас, судостроителей, но и работа регуляторов и государства, поскольку... Мы уже, наверное, весь язык так или иначе сломали, говоря о том, что судоходство по рекам – это самый экологически чистый, это самый экономически выгодный вид транспорта. Но при этом, к сожалению, по разным причинам портовая инфраструктура практически прекратила свое существование, и я уже говорил, что в моем любимом городе Нижнем Новгороде сделали обалденно красивую Стрелку ровно на том месте, где раньше был речной порт. И ничего, наверное, в этом плохого нет, но инфраструктура так или иначе требует создания, поскольку действительно, наверное, бессмысленно убивать дороги и перегружать железные дороги, для того чтобы подвозить, например, инертные материалы, лес либо какие-то еще продукты, которые гораздо эффективнее перевозить по реке.

Марина Калинина: Ну смотрите, у нас же речная система очень развита, я имею в виду рек-то у нас сколько.

Алексей Рахманов: Да.

Марина Калинина: Ни в одной стране, наверное, столько нет, а инфраструктуры нет.

Алексей Рахманов: 47 тысяч километров рек, если мне не изменяет память, из них глубоководная система реки Волга – это что-то около 6 тысяч километров. Поэтому мы, в общем, видим очень много возможностей, поскольку товарооборот по реке был огромен, перевозилось на самом деле, по-моему, до 800 миллионов тонн по реке, если мне память не изменяет. И это на самом деле цифры, которые с точки зрения экономики никуда не делись, они просто перебрались на железную дорогу и на дороги общего пользования. При этом давайте все-таки положим руку на сердце и скажем, что создание инфраструктуры перевозки по воде стоят в разы дешевле, чем создание дорожной инфраструктуры. И в этой связи я абсолютно уверен, что в рамках перспективных планов развития страны внутренним водным путям будет отдано должное внимание.

Марина Калинина: А государство понимает, что нужно делать сейчас, в данный момент?

Алексей Рахманов: Ну конечно.

Марина Калинина: Или вы все-таки как-то спорите, что вы считаете нужным и что нужно государству? Вот какие позиции здесь?

Алексей Рахманов: Да не спорим мы нисколько, Марина. Вопрос стоит только в одном, с тем чтобы найти баланс интересов финансирования и функционирования ряда транспортных отраслей. Мы всегда говорили о том, что, наверное, целесообразно сделать некий транспортный баланс и определить, что и как правильнее перевозить с точки зрения экономики в ситуации ограниченности ресурсов, которые у нас есть на поддержание той или иной инфраструктуры. Поэтому я не могу, наверное, сейчас, прежде всего это будет очень невежливо, если я буду делать какие-то заявления от имени или, так сказать, занимая место коллег из Министерства транспорта...

Марина Калинина: Нет-нет, ну просто чтобы понять какую-то стезю, направление какое-то, что сейчас в приоритете, так скажем, для вас и для...

Алексей Рахманов: Нет, еще раз, для России, конечно же, внутренние водные пути – это стратегическое преимущество, поэтому не использовать их нельзя. Коллеги, кто возглавляет это направление в Министерстве транспорта, абсолютно профессиональные люди, мы с ними говорим на одном языке. Просто у них точно так же, как и у нас, иногда бывает лимит ресурсов, который ограничен, и приходится выбирать, на что сегодня положить рубль или копеечку, для того чтобы получить какую-то выгоду завтра. Мы со своей стороны делаем все для того, чтобы...

Вот вы правильную фразу сказали, флот стареет, и то, что говорят ваши слушатели, действительно, доходяги бродят по Волге-матушке и на сегодняшний день скорее создают экологическую транспортную проблему, чем возможность. Мы со своей стороны готовимся к тому, чтобы вот этот вот массовый спрос на обновление речного флота был удовлетворен максимально быстро, потому что судостроение – это все-таки не товары массового спроса, они не производятся на конвейере, они строятся месяцами. И для того, чтобы мы могли очень все-таки точно попасть в параметры спроса, мы как раз и реализуем наши инвестиционные проекты улучшений, которые должны позволить делать не один-два в год сухогруза или танкера, а 15 или, может быть, 20, как, собственно, показывает пример «Красное Сормово», который стал чемпионом по производственной системе внутри корпорации.

Марина Калинина: Еще одна большая тема, которой тоже многие интересуются, – это, конечно, освоение Арктики, где мы, как говорится, впереди планеты всей. Что сейчас у нас там? Как мы там действуем?

Алексей Рахманов: Ну, ребята очень хорошо продемонстрировали успехи Балтзавода в строительстве атомных ледоколов. Это, наверное, наш главный и наиболее ответственный проект, поскольку именно эти ледоколы будут отвечать за проводку кораблей, судов по Северному морскому пути. И следующий шаг, строительство ледокола «Лидер», по сути обеспечит возможность круглогодичной навигации по Северному морскому пути, что на самом деле является принципиально важным элементом для целей привлечения профессиональных перевозчиков, таких как компания Maersk, например, которая уже пробные рейсы с контейнерами по Северному морскому пути...

Марина Калинина: А, уже есть, они вот с контейнерами своими ездят туда, да, перевозят?

Алексей Рахманов: Пробно да, но регулярного движения на сегодняшний день нет, потому что для перевозки контейнеров очень важна обязательность по времени доставки, скорость доставки, ну и соблюдение, собственно, графика. На сегодняшний день ситуация, когда, например, ледяные торосы накапливаются в отдельных путях Северного морского пути, не всегда можно гарантировать, что судно простоит там, условно говоря, 5 часов, а не 2 суток, как это иногда бывает по геометобстановке.

Марина Калинина: Ну да, да, да, ага.

Алексей Рахманов: Поэтому...

Марина Калинина: У нас мало времени остается, еще один вопрос очень хотела задать. Что в ближайшей перспективе? Чего нам ждать в следующем году? Каких-то спусков новых кораблей, каких-то свершений, я не знаю? Вот чем похвастаетесь, какие планы?

Алексей Рахманов: Ну, давайте на самом деле начнем с 2021 года. Во-первых, у нас достаточно амбициозная программа по гособоронзаказу, мы надеемся, что нам удастся эти планы реализовать. С точки зрения гражданских проектов это, конечно же, передача в конце этого года следующего атомного ледокола «Сибирь», это передача в навигацию, под навигацию 2022 года следующего круизного судна «Петр Великий». Это строительство речного трамвайчика «Соталия», который является, может быть, маленьким шагом для корпорации, но при этом принципиально важным с точки зрения подходов к проектированию такого рода судов. Ну и плюс я все-таки надеюсь, что тема, которую мы с вами однажды подняли по маломерному судостроению, также найдет свое воплощение в наших планах. Мы будем показывать...

Марина Калинина: Это очень важно, это тема еще для одной программы, ха-ха.

Алексей Рахманов: Ха-ха. Я думаю, что это тема для следующих десятилетий. В судостроении, к сожалению, мы рассуждаем десятилетиями, жизненным циклом на самом деле крупных судов или поколений кораблей, поэтому для нас планирование стратегическое должно начинаться от 30 лет. Вот только тогда, если мы сможем это все спланировать и стратегически определить, будет действительно хорошим основанием полагать, что все последующие поколения будут поднимать флаг кораблестроителей и гордо нести его по всему миру.

Марина Калинина: Главное, чтобы были кадры хорошие. Вот воспитывайте кадры на этих заводах, которые еще есть в нашей стране.

Алексей Рахманов: Люди и кадры решают все, это, к сожалению, банальная фраза, которая тем не менее остается актуальной для нас во всех смыслах, и с точки зрения рабочих, и инженеров, и коллег, которые занимаются корпоративным управлением.

Марина Калинина: Спасибо вам большое! Очень много сообщений, вас поздравляют с праздником и так далее: «Поздравляем, здоровья желаем! Жизнь непроста». Вот, кстати, пишут, что Кама тоже пустая, не ходят корабли.

Алексей Рахманов: Ну, мы же, говоря о Волжском бассейне, говорим на самом деле не только о Волге самой. Ведь если сейчас получится реализовать проект с нашим партнером, который его некоторым образом приостановил, для круизного судоходства по Оке, это будет еще одно открытие, которое на самом деле забыто. То есть Золотое кольцо реки в данном случае – это уникальный продукт, который точно совершенно побьет популярность известных круизов по долине Луары и так далее.

Марина Калинина: Ну, будем ждать!

Алексей Рахманов: У нас есть что посмотреть.

Марина Калинина: Будем ждать.

Еще одно сообщение: «Здорово, что остались верны заветам Петра. С праздником от всего сердца!» – это вот сообщение из Белгородской области вам прислали. Спасибо вам большое.

Алексей Рахманов: Спасибо.

Марина Калинина: Алексей Рахманов, генеральный директор «Объединенной судостроительной корпорации», был у нас на связи.

Предыдущие публикации

В конце лета Объединенная судостроительная корпорация планирует завершить переезд в Санкт-Петербург. О спросе на круизные и безэкипажные суда, новом контракте с "Водоходом" и проблемах выбора оборудования для ледокольного флота рассказал в интервью ТАСС на полях Петербургского международного экономического форума гендиректор ОСК Алексей Рахманов.

8 июня 2021

Также Рахманов рассказал о преимуществах атомной энергетики на крупнотоннажных кораблях и важности обеспечения комфорта экипажа.

4 июня 2021

Председатель совета директоров ОСК Георгий Полтавченко — о ледоколе двойного назначения и развитии с нуля рыболовного судостроения.

4 июня 2021