Достижения российского судостроения и задачи на будущее

11 февраля 2021
Общественное телевидение России

Марина Калинина: Ну что, программа «ОТРажение» продолжается, и прямо сейчас наша рубрика «Судостроение». Партнер показа – «Объединенная судостроительная корпорация». Будем говорить сегодня о том, какие достижения у нас есть в этой отрасли, какие проблемы, какие перспективы.

И вот в этой рубрике сегодня пойдет речь о научных разработках, которые применяются на сегодняшний день при строительстве судов. Для этого есть тем более повод: в понедельник, 8 февраля, в России отмечался День науки. Какие уникальные технологии удалось создать нашим ученым за последние годы? Будем обсуждать эту тему с вице-президентом по техническому развитию «Объединенной судостроительной корпорации» Василием Бойцовым, он со мной сейчас на связи. Василий Борисович, здравствуйте.

Василий Бойцов: Добрый вечер.

Марина Калинина: Давайте сначала посмотрим небольшой сюжет на эту тему, а потом будем общаться.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Вот такая небольшая зарисовка. Василий Борисович, конечно, мы не могли все показать, все вместить в этот сюжет, все ваши достижения за последние годы, потому что их много. Постараемся сегодня о них поконкретнее поговорить.

Вообще как вы оцениваете последние годы работы вот в плане научных достижений, научных открытий и новых технологий? Вот сами как? Удалось сделать то, что вы хотели?

Василий Бойцов: Ну, мы, конечно, не сделали все, что хотели. Мы стараемся расширить наше внедрение различных инноваций. Но вот из примеров я бы хотел остановиться на использовании атомной энергии для наших судов. Мы, наверное, единственная страна в мире, единственная компания, которая строит гражданские суда, использующие атомную энергию, атомные реакторы.

И в этой связи я хотел отметить, что у нас успешно запущен в эксплуатацию в прошлом году первый ледокол, головной ледокол ЛК-60 серии ледоколов 22220, ну и в прошлом году у нас введена в эксплуатацию атомная энергостанция «Михаил Ломоносов», которая введена в эксплуатацию в районе города Певек, и это единственная на данный момент в мире атомная электростанция на плаву. Нам кажется, что это достаточно инновационные проекты, но мы продолжаем наращивать эти проекты.

Мы совместно с госкорпорацией «Росатом», с ЦКБ «Айсберг» разрабатываем новое поколение атомных электростанций плавучих, которые будут уже иметь бо́льшую мощность. При этом хотел бы отметить, что любой атомный энергоблок плавучий – это не только электроэнергия в больших количествах, то есть сейчас «Михаил Ломоносов» имеет общую мощность 80 мегаватт, новые электростанции будут иметь до 100 мегаватт мощности. Но это и источник при необходимости пресной воды, тепла и других необходимых благ для труднодоступных регионов.

Марина Калинина: Ага. А где еще, в каких проектах предполагается, может быть, применять вот эти атомные технологии?

Василий Бойцов: Ну, один из таких, наверное...

Марина Калинина: Какие разработки сейчас ведутся по этому вопросу?

Василий Бойцов: Наверное, совсем из перспективных возможностей – это счесть, использовать наши компетенции как в области строительства атомных судов, так и в области строительства подводного флота. Один из таких наиболее адвансивных проектов, который у нас существует, – это проект атомного газовоза подводного, который, наверное, в отдаленном будущем мы будем реализовывать. Но характеристики этого газовоза достаточно заманчивые, он может перевозить до 180 тысяч тонн сжиженного газа под водой со скоростью до 17 узлов. Наверное, это вот туда, куда может привести нас применение современных технологий уже в среднесрочном будущем.

Марина Калинина: Ну я вот не представляю, как можно создать атомный подводный газовоз. Вообще что за люди вот это создают? Что за умы?

Василий Бойцов: Ну, мы работаем постоянно над укреплением нашего кадрового потенциала. В общей сложности в наших проектно-конструкторских бюро трудится порядка 7 тысяч сотрудников. Мы, конечно, проектируем весь спектр и морской техники, и судов, и подводного флота, но, конечно, мы будем укреплять наше развитие в этой связи, будем двигаться по направлению цифровизации, применению современных технологий, конечно. Поэтому думаю, что все возможное будет, все самые перспективные проекты будут возможны у нас в ближайшее время.

Марина Калинина: Ну вот эта вот ледостойкая стационарная платформа меня, честно говоря, повергла вообще в шок, вот эти 56 свай, которые уходят в грунт на глубину 47 метров, это вообще какое-то непостижимое... Расскажите поподробнее вот про этот проект.

Василий Бойцов: Ну, этот проект мы реализовываем совместно с «Газпромом». Это платформа интересна тем, что, во-первых, как уже было сказано в сюжете, она рассчитана на эксплуатацию в достаточно экстремальных условиях, в условиях... Плюс к этому, эта платформа полностью российской разработки, с использованием полностью российских компонентов. И мы уже сейчас приступили к производству элементов основания этой платформы, причем мы по кооперации используем предприятия, располагающиеся в разных местах страны, стыковку будем осуществлять на Балтике основания.

Но сейчас уже мы знаем, что есть интерес к заказу еще такой же платформы в ближайшее время, поэтому, наверное, как бы мы видим в этом перспективу в том числе освоения шельфов в арктической зоне, достаточно перспективное направление. Ну, могу сказать, что все эти технологии, которые используются с нашей стороны, судостроительные, потому что в кооперации участвуем не только мы, но и производители, например, бурового оборудования...

Марина Калинина: Ага.

Василий Бойцов: Они все у нас освоены, все, что мы запланировали, мы реализуем. Но вот единственное, что конструкция очень большая, поэтому это требует достаточно большого количества ресурсов и людских, и организационных.

Марина Калинина: Ага.

Василий Бойцов: Но думаю, что мы эту задачу сделаем в срок.

Марина Калинина: По поводу научно-исследовательских судов, ведь они должны быть априори крайне высокотехнологичными. Что там, в этой области сейчас происходит, какие новшества, какие технологии?

Василий Бойцов: Ну, во-первых, научно-исследовательские суда – это вообще, с моей точки зрения, то направление, которое в ближайшее время будет достаточно интенсивно развиваться, потому что, к сожалению, тот флот, которым располагает и Академия наук Российской Федерации, и профильные наши государственные структуры, достаточно изношен и требует полной замены. Ну а, естественно, те суда, которые будут производиться, они будут производиться на новых научно-технологических принципах, будут достаточно малошумными, и, естественно, современно оснащенными.

Ну вот из всех проектов, которые мы реализуем, я бы хотел остановиться на судне, которое мы делаем для Севастопольского государственного университета, называется этот проект «Пионер-М». Это судно достаточно малых размерений, но при этом очень высокотехнологичное, очень насыщенное оборудованием. Оно полностью строится из композиционных материалов, строится в специальной матрице методом инфузии, формируется корпус из углепластиковых матов и соответствующих наполнителей и отвердителей, то есть корпус формируется по аэрокосмическим технологиям самым современным.

Такое судно может производить весь спектр исследований, которые необходимы, это и океанографические, и гидробиологические, гидрохимические и ряд других, в том числе водолазные работы. Весь этот спектр возможностей реализуется через сменный контейнер с оборудованием, который установлен на главной палубе, ну и, соответственно, судно даже для своих малых размеров оснащено очень мощной крановой техникой, которая позволяет вот осуществлять все эти операции. Мы уже завершаем формирование этого судна, постройку этого судна. Мы надеемся, что в конце лета оно уже придет в город Севастополь. Обязательно вас позовем по соответствующему случаю.

Марина Калинина: Хорошо, я запомню.

По поводу изучения Мирового океана – расскажите, что делается в этой области, какие есть достижения здесь.

Василий Бойцов: Ну, в сюжете упоминалась ледостойкая платформа «Северный полюс».Это тоже уникальное совершенно судно, не имеющее аналогов в мире, которое в принципе, с моей точки зрения, перевернуло весь тот опыт, который у нас был, связанный с дрейфующими станциями «Северный полюс». То есть раньше они располагались на льду, сейчас ситуация с изменением климата не позволяет рассматривать льдину как надежное основание для размещения станции. Поэтому вот мы в ближайшее время передадим нашим полярникам вот эту замечательную станцию, которая обеспечит их комфортными условиями, комфортными на уровне нахождения в современном здании, то есть снаружи может быть до -50 и влажность до 85%, внутри будут комфортные условия и, соответственно, позволят им в автономном режиме до 2 лет дрейфовать и даже осуществлять переходы, если будет необходимость, с одного места на другое, и, соответственно, выполнять весь тот комплекс исследований, который запланирован.

Нам кажется, что это вот такое достаточно уникальное судно, и в принципе мы сейчас, вы знаете, Российская Федерация в следующем году будет председательствовать в Арктическом совете, одна из инициатив, которую мы хотим предложить, – это вот арктическим государствам рассмотреть возможности совместных исследований вот на базе тех наработок, которые есть у нас, у Госгидромета в соответствующей области.

Марина Калинина: А вообще, насколько обширно вы сотрудничаете с другими странами? Или мы свои секретики так таим, утаиваем? Или все-таки это какая-то совместная работа нескольких стран при изобретении какого-то нового судна, принципиально нового, каких-то новых технологий?

Василий Бойцов: Ну, конечно, мы открыты для сотрудничества, но здесь в большей степени мы хотели бы предложить нашим коллегам, которые занимаются научной деятельностью, осуществлять международное сотрудничество, а мы, соответственно, подстроимся под них, создадим ту технику, которая позволит им это делать. Ну вот думаю, что, вот просто предложив возможность проведения экспериментов на таком уникальном сооружении, как ледостойкая платформа «Северный полюс», я думаю, что найдется отклик и большой интерес со стороны соответствующих международных научно- исследовательских организаций, особенно тех, кто заинтересован в полярных исследованиях.

Марина Калинина: Очень много сообщений нам приходит на SMS-портал, что вот судостроение для малых рек в России вообще исчезло, считает вот Владимир из Кировской области. «Будут ли строиться маломерные и быстроходные речные суда?» – еще опять же на эту тему, это из Московской области сообщение. Что здесь, какие-то есть подвижки?

Василий Бойцов: Да, конечно. Мы очень чутко воспринимаем этот запрос. Вы знаете, что мы в прошлом году, у нас произошло знаменательное событие, мы построили первый круизный лайнер «Мустай Карим» за более чем 60 лет истории в нашей стране впервые он был создан, он предназначен для речных круизов. Следующее его развитие, «Петр Великий» такого же проекта, будет уже иметь возможность выходить в морскую зону и осуществлять выходы в Каспий. Но при этом мы заложили в этом году проект мелкосидящего круизного судна, вот которое...

Марина Калинина: Это что такое?

Василий Бойцов: Это судно с низкой осадкой, с..., прошу прощения, которое имеет весь тот набор современных комфортных возможностей на борту, комфортное размещение пассажиров обеспечивает, но при этом осадка у него составляет чуть больше 1,5 метров, что позволяет ему заходить в такие реки, как Ока, например, помимо того, что ходить по Волге. Это, собственно, с нашей точки зрения тоже будет означать революционные изменения в возможностях развития круизного бизнеса у нас на реках, потому что позволит те реки, которые до последнего времени не судоходные были, вот открыть для туристов.

Ну, конечно, мы и наши коллеги по отрасли строим большое количество маломерных судов. У нас, вы знаете, возродилась традиция строительства судов на подводных крыльях, тоже достаточно серийно они строятся, вот. Поэтому мы, конечно, к этому будем подключаться, конечно, будем соответствующую работу осуществлять.

Марина Калинина: Василий Борисович, ну смотрите, научные разработки, строительство судов – это же такое дело, затратное, это долгие деньги. Вот как с финансированием этих таких крупных, больших проектов сейчас?

Василий Бойцов: Ну, вы знаете, я как человек, отвечающий за развитие, должен сказать, наверное, здесь, что денег всегда не хватает...

Марина Калинина: Ха-ха-ха.

Василий Бойцов: Но тем не менее, если посмотреть объективно на цифры нашей корпорации, то более чем 20% нашей выручки мы направляем на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки. И хотел бы сказать, что по этому показателю мы находимся в первых рядах мировых ведущих корпораций. Конечно, часть из этих работ осуществляется с поддержкой государства, но большая часть все равно финансируется за счет наших собственных средств. Поэтому, конечно, мы понимаем, что, не направляя денежные средства на эти цели, мы потеряем лидерство, мы потеряем наши уникальные компетенции, поэтому мы вот за этим очень внимательно следим.

И надо сказать, что вот руководством нашей компании, нашим генеральным директором, председателем совета директоров было принято решение внести в нашу структуру, в нашу управляющую компанию соответствующие изменения. Мы в ближайшее время сформируем департамент инженерных перспективных проектов, который, собственно, в себе будет интегрировать всю ту работу, которую осуществляют наши дочерние предприятия, наши проектно-конструкторские бюро, и, соответственно, отслеживать, чтобы мы были в тренде самом современном мирового судостроения, ну и, конечно, строительства различной морской техники, вот как мы говорили про плавучие платформы.

Марина Калинина: Скажите, а вот молодые специалисты, молодые ученые начинающие, которые представляют свои проекты научные, для того чтобы они были внедрены в жизнь именно в судостроении, насколько они актуальны и насколько они применимы? То есть вы берете у молодых ученых идеи? Были ли они воплощены?

Василий Бойцов: Ну, я начну с того, что мы не просто работаем с молодежью, мы начинаем с совсем юного возраста. У нас для детей сотрудников нашей корпорации, предприятий нашей корпорации есть инициатива «Царь-плотник», где мы соответствующих школьников знакомим с нашей отраслью, с судопроизводством, приобщаем их к отрасли и, в общем, надеемся, что тот импульс, который мы им придаем, соответственно, приведет их к нам уже молодыми специалистами. Отдельно у нас есть программы поддержки молодых специалистов...

Вот буквально месяц назад у нас завершился первый конкурс в истории «ОСК», где мы рассматривали инициативы наших молодых, молодых и не только молодых специалистов в области дизайна судов. И хочу сказать, что я был в комиссии, которая принимала решение по победителю, и хочу сказать, что все те проекты, которые были представлены, они были выполнены на высочайшем уровне, имели очень привлекательный дизайн, и часть из этих проектов вот прямо просилась в реализацию буквально в ближайшее время.

Ну, плюс к этому мы, конечно, участвуем во всех программах поддержки молодых специалистов, которые есть у нас в стране. У нас есть и президентские гранты для молодых специалистов, и вот недавно по соответствующим грантам принято решение, надеемся, что оно будет одобрено министерством нашим профильным, коллеги получат серьезные стипендии, на которые могут, в общем, развиваться дальше. Поэтому возможности... Конечно, без молодежи мы ничего не сделаем.

Марина Калинина: А с какими проблемами вообще в работе приходится вам чаще всего сталкиваться? Что мешает двигаться вперед, ну вот так вот, на сегодняшний день? Вы же сказали в самом начале, что успели не все, что хотели.

Василий Бойцов: Ну, вы знаете, я всегда говорил и говорю своим коллегам, что самая главная проблема – это в нас самих. Наверное, наши недоработки, наша инертность, я имею в виду наш коллектив наш главный противник, наш главный соперник, вот. Поэтому, конечно, мы должны динамично очень работать. Мне кажется, что сейчас у нас созданы все предпосылки для возрождения судостроительной отрасли, есть и большой спрос на суда, есть и соответствующие меры государственной поддержки, вот. Поэтому важно нам очень быстро, динамично развиваться, повышать производительность труда, повышать эффективность наших заводов, с тем чтобы мы могли строить на базе наших мощностей больше и больше судов.

Ну и, конечно, повышать наш интеллектуальный потенциал, потому что проектирование судов, а мы в основном строим головные суда, то есть это означает, что мы практически при соответствующем проекте строим одно или, может быть, два судна. Поэтому наши проектные бюро тоже вносят очень большой и существенный вклад в скорость и эффективность нашей работы, и здесь тоже мы видим большой потенциал для улучшения и повышения эффективности. Ну и, естественно, все то, что мы взяли лучшее из мирового опыта, это и система бережливого производства, и применение самых современных стандартов, мы тоже стараемся внедрять, поэтому мы достаточно динамично развиваемся. Ну, конечно, хотелось бы быстрее, нет предела совершенству.

Марина Калинина: Я поняла, хотелось бы быстрее и побольше денег.

Что на ближайшую перспективу, какие планы?

Василий Бойцов: Ну, как я уже сказал, мы будем развиваться в сторону новых технологий. Это прежде всего применение новых видов топлива. Мы считаем, что у нас в ближайшее время на тех судах, которые не имеют атомной установки, будет переход на экологичные виды топлива, конечно, это СПГ как самый очевидный выбор для нас, ну и более экологичные виды жидкого топлива, естественно, это в перспективе применение водородных технологий.

Ну и, естественно, мы должны смотреть на такой аспект, как безопасность судовождения. Мы находимся в тренде развития безэкипажных и малоэкипажных судов, которые обеспечивают высокую безопасность эксплуатации и обеспечивают низкую нагрузку на экипаж, что тоже, наверное, хорошо, поэтому в этом смысле мы, наверное, будем развиваться.

Ну и, конечно, мы призываем всех заинтересованных в судостроительной отрасли коллег тоже к нам присоединиться, присоединиться к нашему движению, приходить к нам с хорошими проектами, приходить к нам с заказами. Потому что, я еще раз говорю, практически нет для нас невозможного в судостроении, реализуем любые, самые смелые идеи.

Марина Калинина: Ну и еще один вопрос последний, Василий Борисович, такой личный: а что для вас судостроение? Почему вы пошли именно в эту отрасль? Что это для вас как для человека?

Василий Бойцов: Ну, для меня как бы... Понимаете, на самом деле судно – это вообще уникальный сплав различных областей науки и техники, человеческого разума, потому что судно для моряка – это дом. Современное судно – это дом без всяких натяжек, зачастую гораздо более комфортный и приятный для нахождения, чем дом на суше. И наша задача – обеспечить экипаж соответствующими интерьерами. Они должны быть по ощущениям для человека не хуже того, что есть в современных жилищах, но при этом за каждой деталью этого интерьера должно стоять большое знание, большой опыт, большой научный подход, для того чтобы они были безопасными, эффективными, удобными, это с одной стороны, то есть мы делаем дом для экипажа, мы делаем дом для экипажа, и некоторые из наших моряков служат на судах и по 10, и по 20 лет, то есть это с одной стороны.

С другой стороны, современное судно – это основательное сооружение, потому что срок службы наших современных гражданских судов превышает 40 лет, то есть мы строим то, чем, может быть, будут пользоваться наши дети, а может быть и внуки, поэтому мы должны делать свою работу качественно. Ну и, в общем, суда развивают доступность наших водных ресурсов, наших природных ресурсов. Как я уже говорил, нельзя представить себе освоение арктического, антарктического регионов без судов, без опоры на соответствующую инфраструктуру. Суда обеспечивают спасение, потому что, если вы не дай бог терпите бедствие, вот только спасательное судно может прийти вам на помощь, потому что авиация в плохую погоду слабо у нас летает.

То есть вот эти все аспекты, что идея, замысел, пускай даже самый смелый, пускай даже самый условно проработанный в конечном итоге превращается в современную красивую конструкцию, которая служит людям много-много лет, – мне кажется, это самый главный мотиватор. И мне кажется, что он важен не только для меня, мне кажется, для любого судостроителя он является главным, потому что вы создали что-то основательное, то, что будет служить людям, то, что будет спасать им жизни, будет возить грузы и будет участвовать в создании экономического благосостояния нашей страны на много-много лет. Мне кажется, это главный мотиватор.

Марина Калинина: Спасибо вам большое за эту беседу! Василий Бойцов, вице-президент по техническому развитию «Объединенной судостроительной корпорации». А я напомню, что это была рубрика «Судостроение», партнер показа – «Объединенная судостроительная корпорация».

Предыдущие публикации

Алексей Рахманов рассказал о переезде корпорации, судьбе головной подлодки проекта "Ясень-М" и проблемах крупносерийного производства.

4 февраля 2021

Один из старейших российских судостроительных заводов «Завод «Красное Сормово» в портфеле заказов на 2021 год недосчитался минимум 5 судов. Одна из причин - в отказе ГТЛК от подписанного ранее опциона на сухогрузы. Придется ли верфи сокращать рабочие места в Нижегородской области и расставаться с подрядчиками? Об этом в интервью ИАА «ПортНьюс» рассказал генеральный директор верфи Михаил Першин.

26 января 2021

Программа "Отражение" с участием главы Объединённой судостроительной корпорации Алексея Рахманова. Как заново создаётся наш рыболовецкий флот? Почему в своё время государство фактически потеряло отрасль и как её теперь восстанавливают.

20 января 2021