«Если говорить об оборонзаказе-2011, то ситуация самая тяжелая за последние 13 лет»

29 сентября 2011
Коммерсантъ. 2011. 29 сентября. №182 (4723)

Контракты между Минобороны и Объединенной судостроительной корпорацией (ОСК) в рамках гособоронзаказа на 2011 год (ГОЗ-2011) являются единственными, проблемы с заключением которых Минобороны официально признало. Президент ОСК Роман Троценко рассказал корреспонденту «Ъ» Ивану Сафронову-мл., в чем, на его взгляд, кроется проблема.

— Чем вызван конфликт между ОСК и Минобороны?

— Это конфликт интересов между продавцом и покупателем. Для рынка — это нормальная ситуация: один хочет купить дешевле и больше, другой — продать дороже и меньше. Но в данном случае сталкиваются другие интересы. Нужно и обеспечить поставки продукции в вооруженные силы, и поддерживать жизнедеятельность национального оборонно-промышленного комплекса. Военные корабли являются самым сложным и дорогим видом вооружений, согласование их цен представляет сложную задачу. Если говорить о ГОЗ-2011, то ситуация, пожалуй, самая тяжелая за последние 13 лет. По итогам девяти прошедших месяцев мы имеем незаключенные контракты и, как результат, не полученные предприятиями денежные средства. То есть фактически девять месяцев предприятия жили и осуществляли строительство кораблей, используя либо собственные средства, либо кредитные, потому что остановить производство попросту невозможно. К началу сентября эти средства оказались на исходе, и ситуация реально стала критической.

— А в чем вы видите причину?

— Причина — изменения в порядке контрактации по ГОЗ, проведенные Минобороны. Сразу оговорюсь, что изменения в системе ГОЗ назревали давно и были необходимыми. Первый период закончился два года назад — тогда контрактация осуществлялось Главкоматом ВМФ. И заказывающие управления, и управления, согласующие цены, находились в нем и опирались на данные военной приемки. Эта система была неэффективной в силу отсутствия финансового контроля, да и совмещение в одних руках функций и заказчика, и контролера приводило к злоупотреблениям. До мая этого года действовала другая схема: техзадание на вид вооружения оформлялось Главкоматом, цены определялись межведомственными комиссиями с участием представителей Минобороны, Главкоматов, промышленности и подписывались первым замминистра обороны. С позиции Минобороны данная схема не полностью отражала интересы военных и не имела системы анализа ценообразования. Новая же схема контрактации, переход на которую был озвучен лишь в мае-июне, состоит в том, что документы по калькуляции на заказ должны получить экспертное заключение в департаменте ценообразования Минобороны, а договоры должны быть выверены юридическим департаментом. Главкомат только согласовывает техпроект, после чего контракт подписывается. Эта схема более современная, но и более сложная, ведь нормативной базы для осуществления анализа цен пока не создано, и в этих условиях многие подходы носят субъективный характер. Мы видим, что цена на электроснабжение за год выросла на 20%, на металл — на 30%, заработная плата — на 10%. Минобороны предлагает сейчас использовать нам дефлятор в районе 1-2% в год. Применение такого подхода для нас сродни экономическому самоубийству. Мы предлагаем использовать хотя бы дефляторы Минэкономразвития (6-7%.— «Ъ»). Вся причина сложностей с ГОЗ-2011 упирается в отсутствие нормативной базы при одновременном преобразовании всей системы.

— А кредитная схема, примененная в этом году впервые, как-то помогла ОСК?

— Кредитная схема была вынужденной в связи с недостаточностью объемов финансирования в первые три года реализации ГПВ-2020. Но, конечно же, она существенно усложнила получение промышленностью денежных средств. Если раньше речь шла просто о получении средств от Минобороны, то теперь идет разговор, что после подписания контрактов, которые, кстати, еще не все подписаны, предприятие должно согласовать с банком условия кредитования и подписать договор. Для этого нужно пройти процедуры в кредитном комитете, потом должно выйти постановление правительства о предоставлении госгарантии и только тогда деньги могут быть получены. Данная схема в 4-5 раз сложнее и куда более затратная по времени.

— Это не напоминает вам ситуацию с сорванным ГОЗ-2010?

— Нет. Ситуация иная. По нашей оценке, проблемы с выполнением ГОЗ прошлого года были связаны с двумя другими факторами. Во-первых, с плохим планированием промышленности сроков выполнения крупных проектов, когда заранее закладывались неоправданно оптимистичные показатели без учета возросшей сложности проектов, например, строительство АПЛ четвертого поколения. Во-вторых, проблемы со своевременной оплатой заказов со стороны военных в прошлые годы, которые приводили к задержкам в сдаче заказов. Это было завершение старого нездорового принципа: вы делаете вид, что платите, мы — что строим. Тем не менее я хочу отметить, что эта практика осталась в прошлом.

— С приходом нового первого замминистра в лице Александра Сухорукова этот вопрос станет решаться легче?

— Полагаю, что эта должность и эта функция объективно востребована. Мы рассчитываем, что теперь появится возможность двигаться быстрее.

— А каким для вас представляется выход из сложившейся ситуации?

— Нам предстоит определить единые подходы, справедливые и для заказчика, и для исполнителя, закрепив их в документах, инструкциях и регламентах. А это очень большая работа. Вообще, инициированное Минобороны детальное рассмотрение калькуляций по каждому заказу в целом является полезным для промышленности — это стимулирует предприятия к большей финансовой дисциплине и прозрачности. В этом наши взгляды совпадают.

Иван Сафронов-мл.

Предыдущие публикации

Адмиралтейские верфи, центр неатомного кораблестроения России и одна из старейших действующих верфей в мире, сегодня отмечает свое 315-летие. Помимо двух серий подводных лодок для ВМФ РФ, завод выполняет ряд крупных гражданских заказов: строит серию траулеров, ледостойкую платформу, а также один из самых мощных дизель-электрических ледоколов в мире "Виктор Черномырдин". Разноплановое производство требует соответствующей работы с кадрами. О том, как завод взаимодействует с профильными учебными заведениями, чем привлекает и удерживает сотрудников, рассказал заместитель генерального директора по персоналу и общим вопросам АО "Адмиралтейские верфи" Игорь Савельев.

5 ноября 2019

После распада СССР судостроительная и судоремонтная отрасль страны понесла достаточно тяжелые потери. Часть заводов осталась за рубежом и либо закрылись, либо понемногу утратили хозяйственные связи с российскими коллегами. Часть стала жертвами "лихих девяностых", потеряв активы и пойдя с молотка. Третьи пару десятилетий выживали, превращаясь в набор пустых бетонных коробок на полузаброшенных территориях. Тем приятнее рассказывать об обратных примерах, увы, не таких многочисленных, как хотелось бы. Есть в России заводы, которые еще лет пять назад казались обреченными, а сегодня уже вполне уверенно смотрят в будущее. В их числе – 10-й судоремонтный завод, расположенный в городе Полярном, недалеко от Мурманска.

С тех пор, как на предприятии сменилась руководящая команда, 10-й СРЗ стал оживать. Пошли заказы, закипела работа, начали оживать цеха, появилась прибыль. Вдвойне ценно, что все это происходит фактически в условиях кризиса, сотрясающего российскую экономику. А еще стоит учесть, что над теми предприятиями отрасли, что прочно встроены в "военку", сейчас нависает новая проблема – гособоронзаказ сокращается. Необходимо переходить на новые рельсы, искать гражданских заказчиков.

О том, как завод умудряется вставать на ноги в такой непростой ситуации, мы беседуем с генеральным директором предприятия Евгением Зудиным. Показательно, кстати, что это интервью было взято в рамках 15-й Международной выставки гражданского судостроения "Нева", участие в которой 10-й СРЗ счел для себя обязательным.

28 октября 2019

18 октября 2019 года входящий в Объединённую судостроительную корпорацию (ОСК) Выборгский судостроительный завод передал заказчику головной ледокол проекта Arc124 "Обь". О полученном опыте, готовности строить новые ледоколы и суда-краболовы в экспресс-интервью порталу Sudostroenie.info во время церемонии рассказал президент ОСК Алексей Рахманов.

21 октября 2019