Глава ОСК: наша задача — сдать флоту корабль в установленные сроки и с нужными параметрами

21 июня 2023
ТАСС

В Кронштадте 21 июня стартует Международный военно-морской салон (МВМС-2023), на котором его крупнейший экспонент — Объединенная судостроительная корпорация (ОСК) — выступает с масштабным стендом, объединяющим крупнейшие верфи и конструкторские бюро страны. Там в моделях и макетах покажут результаты научной и проектной деятельности компании, а в акватории Финского залива — натурные образцы, уже состоящие в боевом составе Военно-морского флота (ВМФ) РФ. О том, как решаются повседневные задачи по выполнению государственного оборонного заказа на верфях и разрабатываются прорывные решения в конструкторских бюро, о шансах перспективных проектов воплотиться в "железе" и о воспитании у новых корабелов ответственности за будущее отрасли в интервью ТАСС рассказал глава корпорации Алексей Рахманов.

— Какие образцы морской техники представит ОСК на салоне в этом году? Не могли бы рассказать более подробно о некоторых из них? Планируется ли подписание новых контрактов с Минобороны РФ в его рамках?

— МВМС — очень важная для ОСК площадка, где обсуждаются самые актуальные вопросы кораблестроения. Здесь встречаются компании, которые производят вооружения, компании-проектанты, представители верфей и наши заказчики из России и из дружественных стран.

В акватории Финского залива будут показаны корабли и катера, уже находящиеся в составе ВМФ или на заключительном этапе испытаний. Там будут и образцы нашей продукции: большая дизель-электрическая подводная лодка "Уфа" (Адмиралтейские верфи), большой десантный корабль "Иван Грен" (ПСЗ "Янтарь"), корвет "Стойкий" (Северная верфь) и малое гидрографическое судно "Яков Лапушкин" (ССЗ "Вымпел").

"Уфа" была передана флоту в ноябре 2022 года после трех лет строительства. Это уже четвертая подводная лодка серии, строящейся адмиралтейцами для Тихоокеанского флота. Подводные лодки проекта 636.3 имеют оптимальное сочетание акустической скрытности и дальности обнаружения целей, новейший навигационный комплекс, мощное торпедно-ракетное вооружение. Они обеспечивают России мировой приоритет по кораблям этого класса в области неатомного подводного кораблестроения.

В павильонной части МВМС мы покажем результаты научной и проектной деятельности наших проектно-конструкторских бюро (ПКБ). Что касается новых контрактов на строительство новых кораблей, то мы очень надеемся на их подписание, но говорить о подробностях преждевременно.

— Какие корабли предприятия ОСК планируют сдать ВМФ до конца 2023 года?

— В текущем году мы уже передали ВМФ два корабля. В апреле возвратили Балтийскому флоту после ремонта на Прибалтийском судостроительном заводе "Янтарь" сторожевой корабль проекта 11540 "Неустрашимый". А в мае, в день 240-летия Черноморского флота, в его состав был зачислен новейший корвет "Меркурий", построенный на Северной верфи. Этот корабль назван в честь брига Черноморского флота "Меркурий". Во время Русско-турецкой войны 1828–1829 годов бриг под командованием капитана-лейтенанта Александра Казарского одержал победу в неравном бою с двумя турецкими линейными кораблями — сумел метким огнем вынудить их прекратить преследование.

В ближайшее время мы планируем передать третий в серии фрегат "Адмирал Головко", построенный на Северной верфи, и корвет "Резкий", построенный на Амурском судостроительном заводе.

По подводным лодкам: "Севмаш" должен сдать флоту по одной атомной подводной лодке проектов "Борей-А" ("Император Александр III") и "Ясень-М" ("Красноярск"), а Адмиралтейские верфи — три дизель-электрические подводные лодки проектов "Лада" и "Варшавянка".

Еще один корабль после ремонта будет передан флоту в этом году: большой десантный корабль "Александр Шабалин", им занимается Кронштадтский морской завод.

— Способны ли предприятия ОСК провести оперативную модернизацию кораблей ВМФ по итогам их применения в ходе специальной военной операции (СВО)?

— В ходе СВО надводные и подводные корабли ВМФ выполняли поставленные задачи, а их экипажи получили значительный опыт. Его обязательно надо учитывать как при строительстве новых кораблей, так и при модернизации действующих. Потенциал у нас для этого есть, работаем по заданиям Министерства обороны.

Что касается разработки перспективных проектов надводных и подводных кораблей исходя из практики СВО, то такие задачи перед ПКБ корпорации ставятся в рабочем порядке.

— Есть ли задумки по созданию новых центров судостроения и судоремонта в нашей стране или ныне существующие справляются с этой задачей в полном объеме?

— Дело не в задумках — естественно, они есть, а в том, какой именно путь развития отрасли выбрать — экстенсивный или интенсивный.

С одной стороны, создание новых центров судостроения и судоремонта с нуля может быть оправданным, если потенциал существующих предприятий исчерпан либо их возможности развития ограничены (например, условиями окружающего предприятие города). Однако надо понимать, что это развитие по экстенсивному пути, и, создавая новое предприятие, мы должны решать массу сопутствующих вопросов — от технологических до кадровых. Большой новый завод быстро и дешево не построишь, заманивать в него опытных работников придется хорошей зарплатой, а брать их, кроме как с действующих предприятий, неоткуда — и при этом проблемы возникнут уже у существующих заводов.

Поэтому инвестиции в развитие существующих мощностей, насыщение их более современным и более эффективным оборудованием, повышение в том числе и за счет этого производительности труда, внедрение производственной системы, вообще интенсификация отрасли сегодня — все это может быть более экономически оправданным, чем создание новой суперверфи завтра. На предприятиях ОСК процесс интенсивного развития идет, однако для его ускорения требуются решения, принимаемые на государственном уровне, и в первую очередь инвестиции в модернизацию производства.

Поэтому однозначного ответа на заданный вами вопрос или-или я дать не могу. В ситуации, когда существует запрос от ряда отраслей экономики на кратное увеличение выпуска гражданской продукции судостроения — и, вполне возможно, рост гособоронзаказа, — может быть и то, и другое решение, и их комбинация в зависимости от готовности государства инвестировать в отрасль.

— Планирует ли ОСК участвовать в восстановлении мариупольского судоремонтного завода?

— Азовский судоремонтный завод, расположенный в городе Мариуполь, — большое предприятие, имеющее значительный потенциал. Планы использования этого потенциала, восстановления производственной деятельности и в перспективе загрузки этого предприятия заказами формируются на уровне Министерства промышленности и торговли.

Перед ОСК была поставлена задача помочь специалистам этого предприятия восстановить утраченные компетенции и приобрести новые, необходимые для работы в системе судостроительной и судоремонтной отрасли России. Возможно, будут и другие задачи. Будем решать их по мере поступления. Определенные планы на эту площадку есть и у руководства ДНР.

— Ведется ли разработка проекта корабля — носителя беспилотных авиационных и морских систем? На какой верфи мог бы быть построен такой корабль?

— То, что сейчас очень многие страны мира разрабатывают безэкипажные корабли и суда, а также думают над проектами корабля, который в соответствии с правилами русского языка придется назвать "дрононосцем", не секрет. А вот ведется ли такая разработка в периметре ОСК, тем более на каком предприятии такие корабли могут быть построены, — все-таки секрет. Отмечу лишь, что проектно-конструкторские бюро корпорации способны решать такие задачи, а результаты их работы доводятся до командования ВМФ и Министерства обороны.

— Ведутся ли на предприятиях и в проектно-конструкторских бюро, входящих в ОСК, работы по созданию кораблей принципиально новых проектов?

— Перспективные проекты новых надводных и подводных кораблей разрабатываются нашими проектно-конструкторскими бюро на постоянной основе как по заказу, так и в инициативном порядке. Есть среди них и прорывные решения. Задача, которая стоит перед кораблестроителем, — передать заказчику корабль в установленные сроки и с заданными техническими характеристиками. Когда заказчик их задает, он может учитывать технологические новшества, достижения науки, новые виды вооружений.

— Каковы судьбы представленных ранее проектов новейшего эсминца океанской зоны проекта 23560 "Лидер" и других перспективных кораблей? Есть ли у них шанс воплотиться в «железе»?

— Шанс есть. Вопрос в приоритетах министерства и в заказах на такие корабли. Наши предприятия построить их способны. Но, чтобы начать решать задачи по "Лидеру", по морскому авианесущему комплексу, по другим перспективным проектам из долгосрочной программы, нам нужны задания от Минобороны России и их финансирование. Это необходимое условие.

— Что является главной причиной увеличения сроков строительства и ремонта кораблей? Имеются ли у ОСК новые организационные и технические решения выполнения этих задач?

— Каждый случай увеличения сроков строительства и ремонта кораблей мы в ОСК рассматриваем отдельно. Поэтому говорить о главной причине не совсем корректно — возможен целый комплекс технических, финансовых и организационных причин.

Причинами могут быть изменения сроков поставки как комплектующего оборудования, так и прочих систем смежными предприятиями. На срок работы над проектом может повлиять внесение в него изменений в ходе строительства — например, для устранения выявленных технических проблем или для учета характеристик новых систем. Наконец, в процессе проведения испытаний могут выявиться недочеты, для устранения которых также необходимо определенное время.

Кроме этого, для соблюдения технологического графика строительства и ремонта корабля необходимо своевременное и достаточное финансирование государственным заказчиком.

В судостроении, как в военном, так и в гражданском, практически всегда есть разница по срокам изготовления головных и серийных изделий. Головные корабли во всем мире строятся дольше и обходятся дороже, и чем выше на них процент новых комплектующих и систем, тем больше задач надо решить предприятию для выполнения заказа.

Мы ведем работу с предприятиями-смежниками по сокращению сроков поставки СКО (судового комплектующего оборудования) и систем. Работаем и с Министерством обороны.

— Строительство кораблей каких классов верфи ОСК пока не способны осилить?

— Мы способны построить практически любой корабль, в том числе используя метод распределенной верфи. Потенциал у нас есть, но его надо наращивать, чтобы строительство крупнотоннажных заказов шло проще, быстрее и дешевле.

— Очевидно, что модернизация тяжелого крейсера "Адмирал Нахимов" и авианосца "Адмирал Кузнецов" превысила планируемые временные рамки и, по всей видимости, обошлась дороже плановых установок. Существуют ли решения отказаться от масштабных модернизаций крупнотоннажных кораблей и строить их с нуля?

— Модернизация крупнотоннажных кораблей — один из вариантов решения вопроса поддержания количества боеготовых кораблей ВМФ, которым пользуются во всем мире. Конечно, есть и другие варианты, в том числе строить их с нуля. Есть вариант вообще не строить крупнотоннажные боевые корабли.

Для того чтобы принять решение, надо учитывать много факторов. У ОСК есть свое видение вопроса, мы информировали Минобороны России, при каких условиях необходимо принимать решение о размещении корабля в заводской ремонт, а когда предпочтительнее новое строительство. Но в любом случае решение по каждому конкретному проекту принимает Минобороны России.

— Не секрет, что наша оборонная промышленность испытывает достаточно серьезные проблемы с подготовленными кадрами различного звена. Как решается эта проблема на предприятиях ОСК? Появились ли новые решения этого вопроса?

— В вопросах подготовки кадров практически любые новые решения — это хорошо забытые старые. В годы, которые корабелы считают своим "золотым веком" — 50–70-е годы XX века, — в процессе создания нового поколения ВМФ на предприятиях страны сформировалась отраслевая элита — как инженерная, так и рабочая. Традиции этой судостроительной элиты в городах, где работают предприятия ОСК, живы по сей день.

И конечно, на хороших примерах надо готовить новые кадры. Предприятия и ПКБ корпорации поддерживают существующие и налаживают новые партнерские связи с учебными заведениями регионов присутствия. В школах создаются "инженерные классы", на заводах проводятся профориентационные мероприятия — "Недели без турникетов", в ходе которых школьники и студенты колледжей получают представление о профессии и возможностях будущего трудоустройства. Студенты вузов профильных специальностей принимают участие в конкурсах, организуемых ОСК, проходят на предприятиях практику.

Большое внимание мы уделяем и сохранению опыта предприятий — музеи обществ группы ОСК уже не раз занимали высокие места в общероссийских конкурсах корпоративных музеев.

Но самое главное — это понимание того, что работа на верфях, заводах и в ПКБ сейчас очень нужна стране. Сегодня, в условиях напряженной международной обстановки, работники Объединенной судостроительной корпорации, как и других компаний оборонно-промышленного комплекса, остро чувствуют свою коллективную ответственность за будущее нашей страны. Это мотивирует молодых людей повышать свою квалификацию, чтобы внести свой личный вклад в строительство ВМФ России.

Интервью взял Вячеслав Иванов