Переломный год для российского судостроения

23 января 2020
Федеральное агентство новостей

После многолетнего застоя в России началось активное развитие гражданского судостроения. Во многом это стало возможно благодаря созданию Объединенной судостроительной корпорации (ОСК).

В 2019 году было построено 20 гражданских судов. В ОСК считают этот результат неплохим, но у этой госкомпании амбициозные планы — создать десятки самых современных гражданских судов.

О том, как будет развиваться судостроение в ближайшее время, Федеральное агентство новостей узнало у вице-президента Объединенной строительной корпорации Василия Бойцова.

В поиске новых заказчиков

— Василий Борисович, вы уже почти полгода являетесь вице-президентом ОСК по техническому развитию. Кроме того, курируете гражданское направление. Что из сделанного за это время вы считаете наиболее важным?

— Действительно, я курирую вопросы гражданского судостроения. Одно из стратегических направлений для ОСК — диверсификация. Кроме того, президент России поставил перед нами цель к 2030 году добиться паритета выручки от реализации оборонной и гражданской продукции корпорации.

Строительство гражданских судов после нескольких десятилетий, когда на отечественных верфях они практически не создавались, — сложная задача. Для ее решения необходимо как активное использование нашего интеллектуального потенциала, так и модернизация производственных мощностей, а зачастую и создание новых.

Поэтому мы развиваем и конструкторские бюро, и предприятия, ориентируясь на строительство высокотехнологичных судов, которые отвечают самым высоким мировым стандартам. Это потребует консолидации всех наших усилий.

Сегодня мы активно заняты привлечением новых заказчиков. Я бы разделил их на три группы. Первая — различные государственные организации и компании. Они есть и будут оставаться для ОСК основными заказчиками, в том числе и гражданской продукции. Наиболее яркий пример — строительство атомных ледоколов для Росатома. Для агентства Росморречфлот мы также строим ряд судов усиленного ледового класса.

Вторая группа заказчиков — российские частные компании. Например, рыбопромысловые, транспортные и круизные.

Третья потенциальная группа — зарубежные компании, заинтересованные в нашей продукции.

В последние годы контракты заключаются по первым двум направлениям. По третьему — мы ведем подготовительную работу и хотим предложить потенциальным заказчикам конкурентную продукцию, отвечающую требованиям их рынков.

2020 год, я думаю, будет показательным. По моим приблизительным оценкам, прибыль от продажи гражданской продукции должна увеличиться. Хотя и в 2019 году показатели были неплохими — сдано 20 гражданских судов.

Модернизация предприятий

— Как идет модернизация предприятий ОСК?

— Модернизация — процесс, который на предприятиях ОСК идет постоянно. Хотел бы выделить Балтийский завод, приступивший к большой работе в рамках Федеральной целевой программы по модернизации предприятий. Заводу выделено от государства 4 миллиарда рублей на реконструкцию и техническое перевооружение корпусообрабатывающего и сборочно-сварочного производства, а также на строительство трубообрабатывающего комплекса.

Большая инвестиционная программа реализуется на «Севмаше», где модернизация также идет полным ходом. Например, в конце года там введен в эксплуатацию новый деревообрабатывающий фрезерно-расточной центр с ЧПУ, который обладает высокой точностью и качеством обработки. Он может обрабатывать крупногабаритные заготовки любой конфигурации по предварительно созданной 3D-модели.

На том же участке были установлены два новых ресмусовых станка и четырехсторонний строгально-фрезерный станок.

Продолжается обновление в одном из старейших цехов «Севмаша» — сталелитейном: там появилось два новых крана для переноски многотонных деталей. К лету нынешнего года цех полностью преобразится.

На литейном участке уже работают две новые индукционные плавильные печи. Введена в эксплуатацию центробежная машина для производства втулок, смеситель с вибростолом и т. д.

Модернизируются «Адмиралтейские верфи». На «Северной верфи» завершены подготовительные работы, идет контрактация и закупка металлоконструкций под эллинг.

Ежегодный инвестиционный портфель Объединенной судостроительной корпорации превышает 10 миллиардов рублей, и в ближайшее время инвестиции будут только увеличиваться. Причем, если раньше модернизация производства в основном происходила через государственные программы, то теперь мы используем и другие возможности.

В частности, для техперевооружения верфей под выпуск «гражданки», при активном содействии корпорации Выборгский судостроительный завод получил льготный заем в Фонде развития промышленности. Таким же образом собираемся привлекать средства для других наших предприятий. Активно работаем с ведущими российскими банками.

Влияние санкций

— Насколько серьезно влияют на сроки строительства судов западные санкции? В СМИ появлялась информация, что обновление рыбопромыслового флота в России затягивается как раз из-за санкций?

— Все эти суда достаточно технологически насыщенны. На них устанавливается немало сложного оборудования, которое непросто наладить и запустить. Периодически возникают технические, логистические, экономические и прочие трудности.

Да, санкции оказывают влияние на процесс судостроения. Какие-то компании-поставщики из стран Европейского союза ведут себя очень осторожно, не рискуют связываться с предприятиями ОСК. Какие-то относятся к санкциям спокойно и не боятся поставлять нам свою продукцию.

Планы ОСК

— Какие из рыболовецких судов, произведенных в ОСК в последнее время и планируемых к постройке в недалеком будущем, вы можете отметить особо?

— На текущий момент портфель заказов ОСК по рыбопромысловому флоту составляет 36 судов. Это те суда, по которым уже заключены контракты. Плюс пять судов в процессе контрактации.

Мы строим весь спектр востребованных рынком судов: от небольших морозильных судов ярусного лова длиной менее 60 метров до морозильных траулеров длиной более 120 метров.

Два траулера-сейнера, построенных на заводе «Янтарь», уже поставлены заказчикам в 2019 году. Я считаю, что это наш несомненный успех. Это современные суда, не уступающие по качеству лучшим мировым аналогам. Первое судно без проблем совершило переход из Балтийского моря к месту приписки на Камчатке. Второе судно находится в процессе перегона, что лишний раз свидетельствует о качестве выполненной ОСК работы.

Наш завод «Красное Сормово» в Нижнем Новгороде помимо традиционного для него производства сухогрузов, танкеров и дноуглубительных судов теперь также займется строительством краболовов. Планируется выпустить серию из 5 таких судов. Еще минимум два краболова построит Хабаровский судостроительный завод.

— Недавно правительство выпустило дополнительную программу льготирования для судов, построенных на Дальнем Востоке. С чем это связано?

— Постройка судов на Дальнем Востоке самому предприятию обходится существенно дороже. На это влияют и логистические затраты, и дополнительные социальные обязательства перед работниками в дальневосточном регионе, которые сохранились с советских времен, и многое другое. Заказчику выгоднее сотрудничать с заводами в европейской части России, а потом перегонять построенные суда на Дальний Восток. Соответственно, дальневосточные предприятия оказываются в неравном положении и льготы для их успешного развития необходимы.

Мы надеемся, что программа субсидирования нивелирует ценовые диспропорции и создаст равные конкурентные условия для судостроительных заводов в европейской части России и на Дальнем Востоке.

При этом главным бассейном, где у нас добывается большая часть рыбных биоресурсов, продолжает оставаться Дальний Восток. Поэтому логично, если там будет строиться значительная часть промысловых судов.

Экспедиционный лов

— Василий Борисович, есть ли планы увеличить российский промысел в Атлантике и соответственно, технические возможности для этого?

— Да, если посмотреть на структуру вылова советского времени, а мы по объемам вылова ежегодно приближаемся к советским показателям, существенную долю в нем имел так называемый экспедиционный лов в Атлантике. Однако для этого необходимы суда с высокой степенью автономности, способные работать долгое время за пределами двухсотмильной экономической зоны. А также различные суда снабжения, которые забирают улов и доставляют необходимые продукты рыболовам, меняют экипаж.

Это совершенно другая философия лова, другие требования. Большие суда на порядок дороже, хотя в перспективе это очень выгодная сфера. Поэтому рыбопромысловые компании пусть медленно, но приходят к пониманию, что необходимо этим заниматься.

— А какие объекты лова за пределами российской двухсотмильной зоны представляют наибольший интерес?

— Очень перспективный объект лова — криль. Он может использоваться в пищевой промышленности, для создания высококачественных кормов в животноводстве, для развития косметической промышленности, и даже для фармацевтики.

Кроме прочего, криль хорош тем, что даже переработанный в муку он сохраняет в своем составе практически все необходимые для организма микроэлементы.

Важно, что даже в самые пиковые годы промысла криля вылавливалось не более 1,5% его запасов в Мировом океане, ведь его общая биомасса превышает биомассу всего человечества.

Ловля этого вида морских биоресурсов очень перспективна. Я считаю, что нужно серьезно увеличивать объемы вылова.

— Для этого потребуется серьезно увеличивать рефрижераторный флот?

— Несомненно. Особенно учитывая тот факт, что суда рефрижераторного флота в России по большей части близки к выработке своего запаса прочности. Их средний возраст превышает 30 лет, поэтому идет активное списание. К 2025 году количество рефрижераторных судов сократится на 400 единиц, то есть более чем на треть.

Надо строить новые суда, и делать их современными, с учетом новых реалий. Например, с более гибкой загрузкой рефрижераторных мощностей: часть продукции может размещаться непосредственно в трюмах, а часть — в виде рефрижераторных контейнеров — на палубе. Варьируя рефрижераторную и контейнерную загрузку можно использовать судно более эффективно, под разные задачи.

Имеет смысл также установить на эти суда грузовые механизмы, чтобы команды могли самостоятельно принимать и выгружать грузы. При этом будут применяться более современные корпусные решения и более долговечные материалы. В итоге мы получим существенно сниженную стоимость эксплуатации, возможность маневра по видам грузов.

Для увеличения экспедиционного лова нужны не только новые рефрижераторы, но и обновленная береговая инфраструктура и т. д. Это многофакторная проблема, мы готовы работать над ее комплексным решением.

— Насколько реально компенсировать столь серьезную убыль в рефрижераторном флоте строительством новых судов?

— В среднем постройка одного судна такого типа занимает 3–4 года. На строительство более крупных судов (длиной более 120 метров) уйдет больше времени. Но самое главное — спроектировать эти суда. Необходимо 3–4 типовых проекта, по которым мы могли бы их строить. Это ускорит строительство, упростит и ускорит судоремонт. Считаю, что задача по восстановлению рефрижераторного флота при правильной организации процесса вполне осуществима.

— В конце декабря возобновил работу вошедший в ОСК завод «Красные баррикады». Как вы оцениваете его перспективы?

— Предприятие было долгое время законсервировано, сегодня оно снова в строю. Восстановлены коммуникации производственных помещений, обеспечены нормальные условия труда для рабочих. Теперь надо думать о перевооружении и модернизации завода. Сейчас на верфи трудятся более 200 человек, а до конца 2020 года планируем принять на работу порядка 600.

Принимая во внимание то, что завод имеет выгодное географическое положение (он стоит на правом берегу Волго-Каспийского канала у «нулевой отметки»), а также то, что его основная специализация — строительство технических средств для освоения морских нефтегазовых месторождений (в этой области сегодня идет поступательное развитие), можно заключить, что перспективы у предприятия неплохие.

— Как в целом идет формирование Астраханского кластера ОСК?

— Как раз 2019 год подвел черту под его формированием. Главная задача, которую ставит руководство ОСК перед руководством ЮЦСС (управляющей компании кластера) — внедрение принципа распределенной верфи с учетом тех активов, которые есть у него в управлении. Распределение задач между ними в соответствии с их технологической специализацией. Мы ожидаем хорошей, интересной загрузки: и новых проектов, и строительства сухогрузов и круизных судов класса река-море.

У «Лотоса» есть неплохие перспективы по строительству дноуглубительного флота. Потребность в этом типе судов в стране очень высокая. Объемы работ большие, судов не хватает.

На «Красных баррикадах» прежде строили морские нефтегазопромысловые сооружения. Они нужны и сегодня.

Предприятия Астраханского кластера готовы взять на себя их строительство. Таким образом, мы вернем им ту специализацию, которая у них была изначально.

Работа на экспорт

— Каковы экспортные перспективы ОСК?

— Мы обязаны наращивать экспорт, перед нами стоит такая задача. Пока преждевременно говорить о конкретике, но я надеюсь, что уже в 2020 году у нас появятся серьезные экспортные контракты, о которых я смогу рассказать. В первую очередь за границу мы планируем продавать высокотехнологичные суда. В «классическом» сегменте нам сложно конкурировать с зарубежными компаниями в основном из-за разницы в ценах. А вот в области высокотехнологичных судов мы, наверное, будем интересны нашим потенциальным партнерам.

Повторю, те рыболовецкие суда, которые мы строим сейчас, соответствуют лучшим международным образцам. Кроме того, они, как правило, имеют ледовый класс выше, что позволяет вести промысел в более северных широтах длительное время.

В мире еще остаются страны, где рыбная ловля осуществляется достаточно архаичными способами. Традиционно рыбаки живут в прибрежных деревнях и городах, часто используют изношенные примитивные суда, а пойманную рыбу продают свежей. Ту, которую не успели доставить на рынок в короткие сроки, приходится выбрасывать, поскольку ни хранить ее, ни перерабатывать на своих судах они возможности не имеют. При этом в двухсотмильной зоне этих побережий имеются значительные морские биоресурсы.

Существует большая вероятность, что в ближайшее время в этих странах в корне поменяется стратегия рыбного промысла. Мы же со своей стороны готовы строить суда на условиях, приемлемых для иностранных заказчиков. Например, в рамках национального проекта «Международная кооперация и экспорт». Нашим заказчиками могут быть компании из стран Южной Америки, Ближнего Востока, Африки, Юго-Восточная Азия и т.д. Пользуясь случаем, приглашаю все заинтересованные стороны к сотрудничеству.

Инновации в судостроении

— Какие инновации позволят корпорации повысить эффективность и производительность труда?

— У ОСК есть программа инновационного развития, которую мы недавно защитили в Минэкономразвития. Эффективность и производительность труда мы рассчитываем повысить в первую очередь за счет оптимизации производственных мощностей, модернизации и технического перевооружения предприятий. Например, за счет внедрения современных поточных линий и обрабатывающих центров. Это обеспечит более высокий уровень автоматизации производственных процессов и сократит долю ручных операций при изготовлении деталей кораблей и судов.

2020 год будет для нас годом формирования новых центров компетенции в тех отраслях судостроения, где мы видим хорошие перспективы. Это системы судовождения, управления, навигации, создание беспилотных судов, пропульсивных систем, и современных материалов отделки внутренних помещений, насыщение внутренних помещений различными инновационными механизмами.

Мы будем действовать в этих направлениях и видим здесь хороший экспортный потенциал.

ОСК делает также ставку на внедрение принципов производственной системы или, другими словами, бережливого производства. Это позволит повысить добавленную стоимость, т. е. ценность для заказчика путем непрерывного совершенствования бизнес-процессов и устранения потерь на всех этапах жизненного цикла продукции, включая разработку и проектирование, подготовку производства, само производство, проведение испытаний, техническое обслуживание, ремонт и утилизацию.

В качестве примера здесь можно привести проект увеличения пропускной способности строительства сухогрузов в Нижнем Новгороде. Там был реализован пилотный проект «Оптимизация судостроительного потока», который позволит снизить время строительства сухогрузного теплохода проекта RSD59 с 9 до 8 месяцев. Благодаря этому выросла пропускная способность судостроительного потока с 7 до 11 судов в год и снижено незавершенное производство в потоке с 14.200 до 10.400 тонн.

На некоторых предприятиях ОСК оптимизация предполагает также сокращение территории, перенос и концентрацию технологических переделов на меньших площадях. Все вышеперечисленное позволит увеличить фондоотдачу, сократить накладные расходы, а значит, снизить себестоимость продукции.

— Как идет внедрение цифровых технологий на предприятиях ОСК?

— Мы сформировали документ, который называется «Комплексная концепция цифровой трансформации». В соответствии с ним цифровая трансформация будет запущена на всех наших предприятиях.

Специалисты подсчитали, что внедрение цифровых технологий позволит снизить затраты на создание кораблей на 10–15%. Параллельно мы экономим и средства заказчиков. Создаем технологическую основу для контрактов жизненного цикла.

К примеру, введение телематических систем позволит дистанционно отслеживать состояние всех агрегатов судна. И его ремонт можно будет осуществлять именно тогда, когда он действительно необходим, а не по моточасам.

При закладывании конструктивных решений мы также учитываем, чтобы последующая утилизация судов была экологически безопасной и экономически оправданной. То есть после окончания срока эксплуатации владелец получает хорошую остаточную стоимость судна. Это важно, это тоже бизнес.

Отмечу, что около 20% выручки ОСК тратит на научно-исследовательские работы. Это достаточно высокий процент, если сравнивать с общемировыми показателями.

Беседовал Алексей Полубота

Предыдущие публикации

Генеральный директор АО «Центр судоремонта «Звездочка» Сергей Маричев рассказал «ПортНьюс» о деятельности предприятия, ипортозамещении, работе в условиях пандемии и антироссийских санкций.

9 ноября 2020

Генеральный директор АО «ОСК» Алексей Рахманов дал эксклюзивное интервью в прямом эфире в студии объединенной редакции ИА Росинформбюро и Федерального агентства новостей в рамках МВТФ «Армия-2020». Он рассказал об экспорте гражданских судов и готовности построить суда-трубоукладчики для завершения строительства «Северного потока-2» в случае, если государство разместит такой заказ. Публикуем расшифровку беседы.

8 сентября 2020

Нижегородский завод "Красное Сормово" является одним из признанных лидеров российского коммерческого судостроения. О причинах высокой скорости строительства сухогрузов, особенностях работы с промысловыми судами и перспективах предприятия в интервью Sudostroenie.info рассказал генеральный директор ПАО "Завод "Красное Сормово" Михаил Першин.

7 сентября 2020