Перспективы Кронштадтского морзавода — какие новшества вводит одно из старейших морских предприятий

18 декабря 2020
Корабел.ру

Судоремонтная верфь из Кронштадта не нуждается в особых представлениях. Это завод, который всегда имел определенную специализацию и с успехом ей соответствовал, выполняя сложные и уникальные проекты по своим основным направлениям. Однако, это не значит, что руководство чуралось развития в новых областях. Об очередной вехе истории КМЗ, связанной с работой с коммерческими заказами, расскажем в этом материале.

О том, что даже старейшие предприятия со столетними традициями должны развиваться, мы побеседовали с коммерческим директором АО "Кронштадтский морской завод" Николаем Рудаковым.

- Николай Владимирович, расскажите, в каком направлении сейчас работает завод?

- Мы позиционируем себя как предприятие, которое специализируется на комплексном ремонте кораблей, как военных, так и гражданских. В настоящее время мы выполняем большие работы по нашей основной деятельности, и реализация идет вполне успешно. В этом году мы проведем порядка 30 доковых ремонтов.

Однако, нынешние тенденции таковы, что предприятие неизбежно выходит и на выполнение большего количества заказов в гражданском сегменте. К примеру, на данный момент мы плотно работаем с Северо-Западным филиалом ФГУП "Росморпорт", участвуем в его тендерах. Так, впервые за последние 5 лет у нас был выполнен в полном объеме доковый ремонт ледокола "Капитан Николаев". А ранее совместно с компанией "Норд Вест" мы работали над ремонтом портового ледокола "Юрий Лисянский".

Таким образом, мы сейчас постепенно развиваем коммерческое направление. В ближайшей перспективе — продолжение работы с Росморпортом, с Морской спасательной службой и наращивание своих компетенций по гражданскому судоремонту.

- Каково нынешнее оснащение завода? Какие работы оно позволяет производить?

- Вернусь к основной нашей номенклатуре — заводские доковые ремонты кораблей и судов. Для надлежащей реализации у нас сейчас есть все необходимые технические возможности. Основное технологическое оборудование — это, конечно, наши сухие доки. Всего их четыре: Док им. П.И. Велещинского, док им. Ф.В. Митрофанова, док "Памяти трех эсминцев", док им. М.А. Сургина. Последний — старейший действующий док в России. В мае этого года мы ввели его в эксплуатацию после длительного простоя.

Габариты доков и причальной стенки на заводе позволяют ремонтировать суда длиной до 220 м, шириной до 40 м и осадкой до 10 м. Через наши доки мы можем проводить до 40 судов различного водоизмещения в год. Собственными силами мы можем осуществлять ремонт донно-забортной арматуры, окраску, ремонт корпусных конструкций, кабелей и электрики, металлоизделий, дизелей. У нас сильный дизельный цех, мы ремонтируем практически все дизельные двигатели, которые есть на судах. Достаточно мощное газотурбинное производство, благодаря которому мы работаем с морскими газотурбинными двигателями, а также с конвертированными ГТД и газоперекачивающими агрегатами для предприятий энергетического комплекса.

- Какие-то обновления в связи с диверсификацией запланированы?

- Обновления нужны всегда независимо от диверсификации. Техника не стоит на месте, строятся новые корабли со сложным современным оборудованием. Кроме того, сами судоремонтные технологии развиваются. И, естественно, у нас есть план наращивания, по которому предусмотрена закупка нового оборудования, которое будет применяться по основному виду нашей деятельности.

- Так как мы заговорили про двигатели, про ремонт двигателей, можете рассказать, какие работы сейчас ведутся в этом направлении?

- Если говорить о ремонте газотурбинных двигателей, то всего на данный момент на газотурбинном производстве нашего предприятия ремонтируется порядка 20 двигателей и газоперекачивающих агрегатов, что уже немало. Выручка этого направления за последние годы выросла до 500 млн рублей в год. И мы продолжаем работать над повышением его эффективности.

Что касается дизельного цеха, то там в основном сейчас занимаются ремонтом морских дизельных двигателей. Рынок ремонта дизельных двигателей насыщен исполнителями по разным сегментам, номенклатурам, и мощностям. Поэтому мы сейчас размышляем над тем, какую "изюминку" мы можем предложить владельцам двигателей, для того чтобы стать для них интересными. На рынок дизельных двигателей гражданского флота мы только заходим, поэтому здесь для нас все на стадии становления. Планируется проведение маркетинговых исследований, оценим рынок и конкурентов и, соответственно, будем искать перспективных заказчиков. Но все это для нас впереди — планы на 2021-2022 годы.

- Комплектующие изготавливаются собственными силами или заказываете?

- Частично изготавливаем сами, но с учётом того, что наша основная номенклатура — это все-таки ремонт судна целиком.

Комплектующие двигателей — это высокотехнологичное и специфическое оборудование, поэтому их мы стараемся заказывать у производителей. Большой удельный вес в данной теме занимают двигатели иностранных изготовителей, соответственно, и комплектующие для них идут из-за границы.

- Расскажите о производстве рыбопромыслового оборудования. Недавно стало известно, что завод занялся этим направлением, и, наверное, это одна из самых важных и интересных тем для отрасли на сегодня, поскольку в России подобное оборудование никто не выпускает.

- На этот рынок мы только заходим. Сейчас в рамках проектов по аквакультуре изготавливаем оборудование для промышленного выращивания рыбы, оборудование для краболовов. Приступили к изготовлению оборудования для судовых рыбоперерабатывающих фабрик, которое будет устанавливаться на рыбопромысловых судах, строящихся на "Выборгском заводе", на "СНСЗ", на "Северной верфи" и "Адмиралтейских верфях", в Нижнем Новгороде. Перспективы развития этого направления серьезные — начиная с 2021-2022 года мы сможем выпускать до двух фабрик в год. Разработка ведется совместно с коллегами из норвежской Bjordal. Это проект по разработке, производству и монтажу инновационных фабрик для переработки морепродуктов, а также отдельных элементов, различных конвейеров, транспортеров, принимающих емкостей, разделочных столов.

- Какова ближайшая цель роста коммерческого направления в объемах производства всего завода?

- Наша ближайшая цель — достичь диверсификации производства в 30% к 2023 году, как было указано президентом страны. В настоящее время мы находимся на отметке около 19-20%, и к 2023 году планируем выйти на 30-35% выпуска гражданской продукции.

- Восстановление дока имени Сургина будет способствовать развитию коммерческого направления?

- Когда директор принимал решение по восстановлению работоспособности дока, конечно же, одним из аргументов к возрождению его функционала были мои доводы о том, что мы будем его использовать только в рамках коммерции. Однозначно, это было бы интересно и судовладельцам, и нашей коммерческой службе для продвижения. Сейчас наша основная задача — отработать технологические операции в доке до автоматизма, поскольку более 20 лет он не эксплуатировался. А в следующем году мы сможем уже планомерно загружать его коммерческими заказами.

Этот док самый малогабаритный из всех. Он состоит из двух камер и в старину назывался "корабельно-фрегатным", то есть там либо два фрегата ставились в док и перемычка, либо один линейный корабль. Есть нюансы по осадкам, но, тем не менее, он интересен тем, что в нем можно ремонтировать практически все, что не уйдет из нашего региона — это все малогабаритные буксиры, баржи и так далее.

- Как сейчас у вас сейчас обстоят дела с кадрами? В связи с увеличением заказов, будете ли набирать новых специалистов и рабочих?

- Это действительно насущный вопрос. Кадровый голод характерен для российской промышленности в целом. И с учетом специфики судостроительной отрасли здесь он заметен в первую очередь. Но в настоящее время мы справляемся с тем составом, который у нас есть. Если даже обратить внимание на доску объявлений, нам по большей части нужны опытные инженеры-технологи, ибо за ними подготовка производства, принятие технологических решений, которые позволят снизить себестоимость продукции и обеспечат выполнение технологий на том оборудовании, которое есть на заводе. То есть в первую очередь это технологическая служба.

Мы сотрудничаем с Морским государственным Техническим Университетом. Недавно прошла встреча представителей завода с будущими студентами, и заключён договор о целевом обучении с последующей стажировкой на КМЗ, порядка 3-5 кандидатов. Это программа Минпромторга — то есть мы заранее подбираем людей, работаем с ними. Программа интересна тем, что она позволяет школьникам и абитуриентам, которые не добрали баллов для поступления на общих основаниях, получить так называемую целевую квоту — обучиться, получить высшее образование, и после этого получить работу на предприятии, которое заключило договор с университетом. Тема интересная, перспективная, и с ее помощью мы планируем решать кадровые вопросы, в том числе.

- Как на работе завода отразилась пандемия?

- Если честно, он был ощутим лишь в первую неделю, когда была объявлена нерабочая неделя и вся страна "встала". Фактически завод не работал только тогда. К июню мы уже восстановили производственную мощность, и никаких спадов далее не было. Сейчас работаем в привычном ритме, сроки в графиках выдерживаем. Как и вся страна работаем, соблюдая предписанные ВОЗ и Минздравом санитарные меры и требования, но существенно это на работе завода не отразилось. Мы все наверстали, уже выходим на производительность выше 100%, и производственный план 2020 года будет выполнен в полном объеме, несмотря на те ограничения, которые были в апреле-мае.

- Какие в целом у завода стратегии по увеличению коммерческих заказов? Мы поговорили про оснащение рыбопромыслового флота, про двигатели, может быть, есть что-то еще?

- Завод сейчас работает над детальной стратегией развития до 2025 года, направления которой были определены на стратегической сессии топ-менеджерами предприятия во главе с генеральным директором. Так, мы будем двигаться в сторону наращивания наших компетенций, в сторону наращивания объемов выручки, будем развиваться в рамках гражданского судоремонта, аквакультуры. Другие перспективные планы пока оставлю в секрете.

Согласно разрабатываемой стратегии у нас планируется развитие маркетинга. Оно включает более тесное общение с ключевыми клиентами, в первую очередь для нас это судовладельцы федеральных бюджетных организаций, Росморпорт, Атомфлот, Морспасслужба. Также в задачи входит формирование клиентонаправленности нашего предприятия, то есть предметная работа под каждого нашего заказчика. Это, наверное, общая тенденция времени.

Вообще коммерческий отдел появился на предприятии только два-три года назад. И развитие подразделения в моем направлении, конечно, говорит о том, что заводу интересен и важен данный сегмент. Действительно, от этого никуда не деться, поэтому сейчас в рамках коммерческого договорного отдела появилась должность специалиста по маркетингу, руководителя проекта. Благодаря усилиям этих людей и сотрудников Завода в целом у нас достаточно хорошо "выстрелила" в 2020 году программа гражданского судоремонта. С судами ледокольного класса по судоремонту мы не работали уже более пяти лет. И последние проекты были выполнены успешно — мы подготовили документацию, вышли на торги, выиграли их и успешно сдали проект.

Предыдущие публикации

Пролетарский завод давно известен своими палубными механизмами, грузоподъемными устройствами, успокоителями качки, насосами и энергетическими установками. Последние десятилетия стали непростым испытанием для одного из флагманов судового машиностроения страны – чтобы сохранить трудовой коллектив предприятию пришлось выпускать батуты и производить пластмассовые сидения для электричек. Сейчас ситуация налаживается. О сегодняшнем дне предприятия нам рассказал генеральный директор Михаил Исполов.

25 декабря 2020

Амурский судостроительный завод – в недавнем прошлом одно из крупнейших судостроительных предприятий Дальнего Востока – постепенно набирает обороты. В доках Комсомольска-на-Амуре строятся не только корветы и ракетные катера, но и паромы с буксирами. О сегодняшнем дне завода и перспективах его развития нам рассказал и.о. генерального директора предприятия Михаил Боровский.

23 декабря 2020

Объединенная судостроительная корпорация (ОСК) в этом году завершила один из ключевых проектов — атомный ледокол «Арктика». О том, как соблюдаются сроки по другим заказам, модернизации «Адмирала Кузнецова» и необходимости корректировки ценообразования на гражданские суда “Ъ” рассказал гендиректор ОСК Алексей Рахманов.

22 декабря 2020