Построим авианосец, когда Родина закажет

20 января 2017
Газета.ru

— Алексей Львович, ожидаете ли вы увеличения стоимости продукции в 2017 году из-за повышения цен на металлы?

— Что касается себестоимости, скорее всего, да. Инфляционные процессы шли и никуда не делись. Мы, как и любой субъект экономики, будем в какой-то мере это отражать.

Я не могу сказать, каким будет рост, потому что, во-первых, у нас с большинством металлургических компаний согласована формула цены: если в формуле цены мы увидим, что такое повышение оправданно и целесообразно, значит, оно произойдет. Но металл в цене нашей продукции составляет одну из самых небольших долей. Поэтому существенных всплесков в конечной цене продукции, скорее всего, мы не увидим.

Контракты с металлургами, как правило, долгосрочные. Они все заведены на уровень холдинговой компании. Мы потребляем очень много специальных сталей и сплавов, которые мы покупаем исходя из имеющихся рыночных предложений. В этом смысле для нас принципиально важно, чтобы сохранялась конкуренция. Либо будут появляться отрегулированные правила взаимоотношений с монополистами, которые бы не позволили автоматически перекладывать на себестоимость те или иные пожелания монополистов.

Что касается промышленной инфляции, то есть понятные рыночные инструменты, которые позволяют эту инфляцию сдерживать либо регулировать. Это касается и создания страховых запасов, и консолидации закупок. Например, мы в прошлом году за счет централизации и оптимизации закупок смогли сэкономить около 4,7 млрд руб. При этом эти же 4,7 млрд у нас ушли из себестоимости, поскольку она и является основой для формирования выручки.

— Есть ли целевые представления о выручке за 2017 год?

— По выручке ожидаем рост, но не могу сказать, на сколько процентов, пока мы в процессе формулирования наших экономических планов. С точки зрения маржи и себестоимости нам еще предстоит очень много сделать в 2017 году.

— Насколько увеличился портфель заказов рыболовецких судов после введения квот на вылов водных ресурсов?

— Мы работаем над строительством девяти рыболовецких судов, в проработке есть еще ряд контрактов. Общий портфель рыболовецких заказов для всех судостроительных предприятий России, не только ОСК, в рамках квот превышает 100 единиц судов различных размерений. По стоимости общего портфеля рыболовецких судов математика очень простая: берите среднюю цену за судно — $60 млн, умножайте на 100. Это будет грубый ориентир.

С полным текстом интервью президента ОСК Алексея Рахманова "Газете.ру" можно ознакомиться по ссылке: Построим авианосец, когда Родина закажет

Предыдущие публикации

Вице-президент по техническому развитию АО «ОСК» Дмитрий Колодяжный – о малоэкипажном и беспилотном флоте, развитии Арктического туризма и будущем российского судостроения в авторской программе Михаила Струпинского "Страна Индустрия".

14 августа 2019

Выборгский судостроительный завод (ВСЗ) завершил банкротный спор со своим кредитором «ООО «Торговая компания «РМ-Стил». Иск был отозван после того, как ВСЗ уплатил долг за поставку металлопроката на сумму в 3,4 млн руб. Как считает генеральный директор ВСЗ Александр Соловьев, дефицит средств — системная проблема российской судостроительной отрасли. В интервью РБК Петербург топ-менеджер рассказал, почему российским верфям «нет смысла экономить» и каким образом судостроители могут выйти из кризиса.

7 августа 2019

ОСК — крупнейшая судостроительная компания России, объединяющая около 40 предприятий и организаций отрасли. О парадоксах в судостроении, отработке ошибок на практике, заказах на ледоколы и том, кто считает, что дома и пароходы — одно и то же, в интервью агентству "Прайм" рассказал президент Объединенной судостроительной корпорации Алексей Рахманов.

17 июля 2019